Вход

Контакты и реквизиты

Адрес: Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской революции 1

E-mail:

Банковские реквизиты:
Местная религиозная организация
православный Приход храма Рождества Пресвятой Богородицы
г.Алатырь Чувашской Республики
429800 Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской Революции 1
Расчетный счет №40703810475070100107
Корр. счет №30101810300000000609
БИК 049706609 ИНН 2122002312
в Чувашском ОСБ 8613 г.Чебоксары
с пометкой "для Фонда"

Новости Православие.Ру

Разрушитель
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Выступая 9 марта 2015 года в своей авторской программе «Бесогон» на «ТВ-24» - Н.С. Михалков блестяще ответил на вопрос: «как случилось с Украиной то, что случилось». И суть его ответа свелась к следующему: в то время как русские руководители, олигархи, в разных формах вкладывавшие в Украину десятки миллиардов долларов, были хамски уверены, что эти «хохлы никуда не денутся», американцы вложили в Украину всего 5 миллиардов долларов. Но вложили их в средстве массовой информации. И превратили украинцев в зомби, возненавидевших своих братьев - русских лютой, звериной ненавистью: «Москаляку - на гиляку!»

Никита Сергеевич спрашивает: «Неужели никто не видел, что происходило на Украине? Наше посольство?» Но назовите хотя бы одного посла России на Украине, который бы слышал слово «воспитание»? У вас есть вопросы? Хотя... Что нам Украина.

Давайте сами себя спросим: «А все ли благополучно в нашей стране?» Много ли в нашей стране людей, понимающих, что мы пока не восстановили промышленность и сельское хозяйство. А без них нас можно брать голыми руками. Но если об этом хотя бы говорят, то есть сферы, о неблагополучии которых даже заикнуться нельзя. К числу этих сфер относится и наше образование. Уже более 20 лет идут реформы, служащие только одной задаче - разрушению традиционного российского образования.

Почему идет нарушение без всякой надежды на созидание? А у Вас нет желания узнать, кто осуществляет реформы нашего образования? Есть? Тогда давайте проанализируем следующий текст, чтобы увидеть наших реформаторов образования.

Вот один из этих людей, который считается самым великим теоретиком и новатором в нашей педагогике. Давайте проанализируем его интервью на радио «Эхо Москвы». Интервью так и называется Александр Адамский: «Заканчивается эпоха в образовании длиной в пятьсот лет».

Само название настраивает нас, что перед нами великий теоретик.

Итак, читаем весь текст и размышляем. Вот как представил его диктор: «Можно определить моего собеседника как «широко известного в узких кругах», но это определение слишком общее. Можно сказать и так: лидер инновационного образования, член Общественного совета при Минобразования России, член Комиссии по федеральным инновационным площадкам. А можно и так: в одной большой статье врагов Адамского сказано, что это сторонник некоего темного мировоззрения, «ориентированного на подрыв ценностей народов России». Из той статьи нельзя было ничего понять про Адамского, кроме того, что его враги - глупые. Оппонент такого сорта людей как минимум человек интересный...»

Как видим характеристика более чем лестная. Особенно на фоне глупых врагов. А журналист продолжает расхваливать: «И самое главное этот великий (так и говорит! -М.В.) Человек - федеральный оператор комплексных проектов модернизации. Держатель места, где рождаются будущие регламенты школ и вузов. Итак, перед нами человек, который отвечает за реальное развитие российского образования, определяет его развитие».

Итак, вот тот великий человек, который определяет развитие нашего образования. Давайте смотреть, как реформирует наше образование этот деятель.

Между тем журналист предлагает своему визави порассуждать над глобальными вопросами развития образования: «Давайте, Александр Изотович, немного воспарим над финансированием школ и прочей текучкой. Я скажу суждение со стороны, может быть, дилетантское, а вы к нему отнесетесь. В кризисе не «российское образование», не «советское». В кризисе вся так называемая «школа Коменского», то есть классно-урочная система. Просто прогнило, там ничего не происходит почти, и такого масштаба кризис - не каждое столетие».

Даже не задумываясь, можно сказать, этот вопрос - полное невежество. Но не будем комментировать чушь со стороны журналистов. Если в любой сфере сегодня профессионал великая редкость, то откуда им взяться в журналистике? Почему современная школа - это «школа Коменского?» Нет никакой школы Коменского. Есть педагогическое учение, в котором он действительно точно определил тенденции развития мирового образования на несколько веков вперед: всеобщее обучение, непрерывное образование и т.д. Но идеи построения конкретной школы, описанные им в «Великой дидактике» и «Всеобщем Совете» не были реализованы. Более того его труды были забыты почти сразу же после его смерти. Вообще, если говорить о Коменском - то это, прежде всего, великий теоретик. Практически он сделал только народную или начальную школу. Такие школы он открывал в Швеции, Венгрии, Польше. Современная начальная школа теоретически и практически восходит к И.Г. Песталоцци. Но это другая школа. Никаких других школ Коменский не создавал.

Правда, ему часто приписывают создание классно-урочной системы. Но она была создана в XVI веке. А Коменский жил в XVII веке. Иное дело, что Коменский ее теоретически осмыслил. И тем самым способствовала ее совершенствованию. Но эта система без него была создана, а поскольку труды Коменского почти на два века были забыты, без него и развивалась. Да и сегодня едва ли кто задумается о теоретических трудах Коменского, развивая современную школу. Тогда при чем здесь школа Коменского?

Послушаем «великого человека». Как он отреагировал на очевидную глупость. «В кризисе даже не школа Коменского, а все то, что мы унаследовали еще от иезуитов, которые основали университеты на несколько веков раньше школы Коменского». Читаешь такой комментарий и удивляешься. Кто это говорит: журналист - или «великий человек» и «новатор», «модератор», задававший, а по факту и задающий ключевые направления развития российского образования?

Вместо того, чтобы поправить журналиста он порет чушь, от которой волосы встают дыбом.

Что же касается иезуитов, то они не могли организовать университеты на несколько веков раньше школы Коменского по той простой причине, что орден иезуитов был создан в 1534 году, а Я.А. Коменский родился в 1592 году. Во-вторых, иезуиты в основном организовывали среднее образование - колледжи, чем и прославились, а высших школ они открыли мало и больших успехов эти школы, сравнительно со средними не имели. Поэтому обвинить иезуитов в каких-то грехах на ниве испорченности университетов никак нельзя - их создавали и развивали другие люди, другие организации.

Итак, ни иезуиты, ни Коменский больших заслуг в развитии или порче европейского университета не имеют. Неужели этих элементарных вещей не знает «великий человек».

Журналист: «Но в школе заканчивается эпоха в образовании длиной в пятьсот лет». В какой школе? Начальной, средней, высшей? Или вообще в школе? Почему?

Читаем ответ А.И. Адамского: «Модель, где специально обученные люди в специально предназначенных местах занимались тем, что закладывали в головы будущей рабочей силы макеты наук - вот это образование заканчивается».

Да, это покруче утверждения, что иезуиты организовали университеты. Начнем с того, что надо определиться с понятиями. Макеты наук начинают закладываться в средней школе, и по-настоящему науки изучаются в университетах! Однако если макеты закладываются в университетах, то там не готовят и тем более не могли готовить рабочую силу. Или автор знает, когда и где в университете готовили рабочую силу?

А если речь идет о народных школах, в которых могли учиться будущие рабочие, то там не «закладывали макеты наук» по определению. Там почти всю их историю учили простейшему: читать, писать, считать.

Итак, какое образование заканчивается?

Но А.И. Адамский продолжает: «Собственно, образование, где главным местом его совершения, если не единственным, была классная комната с учителем». А где она не была главным местом? Ну разве там, где могли на природе учиться. Или как в Древнем Риме, на улице, отделив часть улицы полотном. Но суть ведь одна: учитель и ученик. А где они сидят? Это кому как погода позволяла. Но учитель и ученики - это вещи постоянные. Они что кончаются? Тогда что начинается? Ответа нет!

Однако следуем за мыслью реформатора. Он продолжает рассуждения: «У нас в России эта форма пришла сравнительно поздно, государственная система школ появилась в конце 18 века». Государственная система это одно - а школа, где учитель и ученик, это совсем другое. У нас что до конца XVIII в. учили как-то без учителя или ученика. Тогда как? К тому же надо заметить, что школа это одно, а система управления школами - это нечто другое. Школа не всегда и не везде управлялась государством. Что же касается государственной системы образования в России, то она появилась не в конце XVIII в., а в начале XVIII в., - с реформ Петра I. Правда, можно напомнить, что уже в XVII веке были школы при приказах, где готовили своих «специалистов» для своих структур. Первая собственно профессиональная школа - школа математических и навигационных наук, была открыта в 1703 году, затем открывались другие школы от начальных до высших. Вершина педагогической деятельности великого реформатора - открытие Санкт- Петербургской академии наук, университета и гимназии при ней. Все это были государственные учреждения.

Далее следует откровение: «Конечно, не очень приятно нам внутри образования это признавать, но монополии на знания эта форма не держит уже давно». А когда она ее вообще держала. Школа - это ведь не место где добывается знание, школа - это место, где это знание передается. Строго говоря, школа и не предназначена под эту функцию - школа предназначена для другой функции: передачи знания, опыта. Поэтому у школы не может быть монополии на знания по определению. Разве то в те исторические эпохи, когда высшие школы, будь то высшие школы древности или средневековые университеты, были одновременно и местом получения знания, и местом их передачи. Но начиная с эпохи Возрождения - эти функции начинают расходиться. Знания добываются в социальных учреждениях и отсюда передаются в школы. Поэтому школа с этого времени и стала утрачивать монополию на знание.

Слушаем новатора: «Посмотрите, что происходит с учебниками. Какое количество молодых людей обратится к ним за справкой, а какое в википедию? Мы знаем, как википедия формируется, это не идеал. Тем не менее, к учебникам обращаются все реже, и я не могу сказать, что люди неправы».

Но в том, то и дело, что учебник это одно, а википедия это совсем другое. Учебник учит мыслить, а википедия дает информацию. И если раньше ученик за информацией обращался к словарю, то теперь ученик входит в интернет. Поэтому википедия также не может заменить учебник, как раньше его не мог заменить словарь.

Из этого частного случая автор делает принципиально важный вывод. «Мы имеем процесс продвижения неформальных институтов в образовании. Это идет с середины 20 века, образование становится открытым, открытые формы успешно конкурируют с закрытыми».

Какие же это открытые формы? Слушаем откровение новатора: «Появление интернета только завершило этот процесс, неформальные, не системные образовательные институты становились все эффективнее. При этом не все служили благим целям: можно сказать, что улица всегда была, наряду со школой, также местом образования, и конкурировала. Так вот, сейчас уже улица зачастую сильнее школы, и проблема здесь не в улице, а в школе».

Итак, у новатора опять все смешалось. Интернет - это хранилище знаний, как раньше была библиотека. Но и то, и другое - это хранилище знаний, информации. А добывают знание другие институты. Например, наука. Интернет же - это колоссальная библиотека. Правда, в отличие от библиотеки он в большей степени, набит хламом. Но ни библиотека, ни интернет не является институтом образования - они, в лучшем случае, их средство.

И уже тем более не являются образовательным институтом улица. Это просто совсем про другое. Да улица может действительно учить. И хорошему, и плохому. Смотря какими смыслами она живет. Но улица - это одно, а школа - совсем другое. Это просто разные институты.

И естественно, что если школа и семья воспитывает хорошо, а еще более если общество благополучно, то и улица служит благому делу, а если все плохо, то от улицы лучше прятать детей. Казалось бы очевидная истина. И журналист бы мог это знать.

Но журналист продолжает: «Могут ли школа и университет как-то вписаться в постиндустриал? Или государственные институты обречены?» Да, журналист в своей поре. Нет, даже элементарного понимания, о чем он вообще говорит. В какой постиндустриал должна вписываться школа и университет? Они в нем живут! Так же в нем живем все мы.

Но послушаем новатора: «Потенциал школ и университетов не исчерпан, но там должно смениться понимание того, что в них должно происходить. Была матрица воспроизводства рабочей силы в индустриальном обществе, построенная вокруг репродуктивного процесса. Учитель сказал - ученики услышали и запомнили - учитель потом проверил. Главное что? Способность человека воспроизводить материал».

И вновь надо спросить у А.И. Адамского: ну когда университет занимался воспроизводством рабочей силы? Университет, даже если он и был отсечен от глобальных поисков истины, а такое в его истории бывало - все равно был предназначен к подготовке людей интеллектуального труда, т.е. тех, кто мы называем интеллигенцией, а значит, все равно готовил творческих людей.

Между тем А.И. Адамский продолжает: «Сейчас не так важно, сколько запомнили, любую справочную информацию можно получить мгновенно. Важнее, что человек умеет делать со знаниями, и умеет ли сам двигаться, получая их от среды. Наряду с запоминанием сведений, учить надо именно этому. Но тогда учитель сам должен быть в глобальной информационной среде. Сейчас дебатируется вопрос, вводить ли в аттестационные требования к учителям требования к информационным компетентностям. Мне говорят, что если мы введем такую аттестацию, то потеряем примерно 30% кадров, мол, пожалейте людей. Но мы не можем допустить ситуацию, когда средний ученик ориентируется в интернете лучше среднего учителя. Это буквальное цитирование того, что недавно сказал президент Медведев. Школа, где ученик компетентнее учителя, просто абсурдна».

А.И. Адамский вновь и вновь повторяет известную мысль Гераклита - многознание уму не научит. Но ему же принадлежат слова и о том, что многое мудрые знать должны. Конечно, учитель должен мыслить. Но для этого он должен очень много знать. И владеть своими знаниями! И что тут доказывать?

Журналист: «Если традиционные институты не встроятся в информационную эпоху, то она обойдется без них, сводя функции школы к отстойнику-накопителю, или нет? Баржа тонет, но может быть, яхты и катера, то же допобразование, открытое образование, интенсивные школы - вывезут ситуацию?».

Хотя школа, включая и университет, может работать и хуже, и лучше, но заменить школу ничем нельзя. Иное дело, что идея упразднить школу под самыми разными предлогами: от ее консерватизма до финансовой невыгодности, существует, наверное, с тех времен, как существует сама школа и мы встречаем эту идею едва ли не в каждую историческую эпоху. Если же сказать в целом, то идею отрицания школы можно назвать идеей депедагогизации. Иногда эти идеи вспыхивают с необыкновенной силой, чтобы через какое-то время почти затухнуть. Вспомним одну из любимых педагогических тем советской педагогики 20-х годов XX века - тему «отмирания школы», замену ее «социальной средой».

И благо, если у общества хватит ума остановить новаторов, как это произошло в СССР в начале 30-х годов. А если нет? Давайте спросим: Китай восстановил свою школу после культурных инноваций 60-70-х годов?

Сегодня идея отменить традиционную школу очень популярна, и она в той иной форме, в том числе и под эгидой ЮНЕСКО, обретает официальную форму. И реализацией этой идеи занимаются отнюдь не глупенькие мальчики - это основная идея постмодернистской педагогики. Так что...

Но послушаем, что думает об идее отрицания, школы новатор А.И. Адамский: «Боюсь, что локальные инициативы не вывезут. Общество, та же родительская среда, крайне консервативны в вопросах образования. Они знают, что за ним нужно идти в университет, а не ехать на какой-то интенсив. И придут, куда обычно - в университет, в типовую среднюю школу. И если там ничего не будет, Россия все равно как-то впишется в глобальный мир. Но мы не будем его субъектами, мы будем его пассивными потребителям».

Итак, есть более совершенные формы образования, но родители, все равно поведут своих детей в традиционную школу и университет. Допустим! Но упрекая родителей в консерватизме, давайте посмотрим, что взамен существующей школы предлагает новатор? Слушаем Адамского: «Мотивация к учению все равно есть, если в школьных классах не происходит то, что развивает людей, это кризис места, а не мотивации к учению. В Москве сейчас очень распространена форма, когда родители пишут заявление с просьбой освободить ребенка от занятий иностранным языком в школе. Не потому, что не хотят его изучать, как раз потому, что хотят. И нашли места, где это делается эффективнее, чем в классе. Так вопрос, куда стоит вкладывать деньги? Может быть, все-таки в формы, которые работают?»

Но ведь это вопрос вовсе не о ликвидации школы, а о качестве конкретного обучения, о педагогическом мастерстве конкретного учителя. Вот в одном классе английский ведут два учителя. Но к одному дети идут, а к другому не хотят. Что надо школу закрывать? И опять же, где получили свое образование преподаватели, к которым родители ведут своих детей? Их что из-за границы выписали?

Но продолжаем мысль новатора: университет, школа сами по себе это не то, что нужно, так как учеба в школах, в университетах отбрасывает Россию в прошлое. Тогда что же взамен? Или их надо просто уничтожить, как до этого уничтожили заводы и колхозы?

Заметим, что и журналисту хочется узнать, какова она - эта новая школа. И звучит его вопрос: «Каковы перспективы российского образования вписаться в новый мир?»

И в самом деле - каковы? Слушаем новатора! А.И. Адамский: «Окончательный выбор еще не сделан. Не хочу никого обижать, но вот Китай сделал выбор в пользу аналогового производства, там экономика растет, но за счет «перенимания передовых образцов», этому соответствует школа. Для нас простое заимствование часто неприемлемо».

А что же приемлемо? Дайте ответ, каким должно быть новое российское образование, чтобы быть впереди планеты всей?

Журналист: «Кто субъект развития? Кому надо, чтобы в России было то образование, о котором вы говорите?». Подождите. Пока ни о каком образовании А.И. Адамский вообще не говорил. Мы о нем пока ни слова не слышали. Причем здесь субъекты образования, если самого образования нет.

Однако А. И. Адамский вновь ведет рассказ о недостатках современного образования: «Образование сейчас место острой борьбы интересов разных социальных групп, от генералов до церкви. Генералам надо, чтобы в школах разбирали автомат, церковь тоже понимает, что ей надо. И нормальное это отражение наличия в обществе разных гражданских интересов. Но школа не резиновая, в нее невозможно запихнуть все: и шахматы, и уроки экономики, и уроки здоровья, и начальную военную подготовку, а еще ведь и информатика требует своего, и история, и математика...».

Да, на развитие школы могут оказывать свое воздействие многие субъекты. Но школа это все-таки автономный орган социума, развивающийся по своим законам. Поэтому и надо говорить о школе, как автономном социальном органе, самостоятельно определяющем как ей развиваться и с кем ему иметь дело. Но слушаем А.И. Адамского: «Если же отвечать на вопрос, кто главные агенты развития, то это прежде всего инновационные предприниматели и инновационные деятели в образовании. Но это пока не массовое движение».

Итак, какую школу мы будем строить, мы так и не знаем. Зато узнали, кто ее будет строить. Это инновационные предприниматели и инновационные деятели в образовании. Хотя бы что-то прояснилось. Поскольку Адамский считает, что теперь пришло время инновационных предпринимателей и инновационных деятелей образования, то может они предложат новое образование? И мы что-то узнаем об образовании, которое предложат «инновационные предприниматели?»

Увы, журналист считает, что уже предложили и продолжает: «Что мешает инновационным программам? Вот есть «развивающее обучение» Эльконина - Давыдова, там в начальной школе мышление берутся ставить. Так почему не ставится-то массово?»

Откуда выплыла эта школа? Речь то идет о школе, которую предложит А.И. Адамский. Послушаем ответ новатора. «Потому что есть между удачным лабораторным экспериментом и созданием массового института дистанция огромного размера. И для этого этапа требуется другой тип усилий. Для большинства, с триумфом достигшего успеха в эксперименте, это просто тяжелая и скучная работа. Одно дело работать с конкретными детьми, а другое с бумаги: учебными планами, федеральными образовательными программами, стандартами, системой оплаты труда, инструментарием оценки результатов».

Ну и что? Так мы и не поняли, хороша или плоха система Эльконина-Давыдова? А если хороша, то почему наши дети до сих пор лишены всего самого передового образования? Ответ, насколько я понимаю, состоит в том, что новаторы, не желая обременять себя скукой, не хотят внедрять эту систему в школьную жизнь. Тогда спросим, что надо, чтобы в школу была внедрена система Давыдова-Эльконина? И опять не узнаем. Потому что Адамский уже опять ушел от ответа на вопрос, разговорами про другое: «Простой пример: вы знаете, какие документы регламентируют сейчас внутришкольную жизнь, каков возраст этих документов? В среднем это 70-е годы, есть отдельные положения от 1934 года. И по этим правилам система живет, их никто не отменял и не пересматривал. В Санпине, например, сказано, как должны стоять парты. Они должны стоять в два ряда, дети должны сидеть строго затылок в затылок. А если парты поставить в круг, то это нарушение нормы. Но некоторые формы обучения сейчас требуют круговой расстановки парт».

Значит все в круговой расстановке парт? Даже непрофессиональной до наивности журналист видит, что великий новатор увиливает от ответов и уточняет: «Если от расстановки мебели перейти к работе с людьми, что должно измениться?»

И вот, наконец-то...! А.И. Адамский отвечает: «Нужна другая система аттестации педагогов, другая системы оплаты труда, ориентированная на результат. Например, должно поощрять разработку учителем собственного инструментария. Я бы также платил за такие вещи, как атмосфера в классе, социализация ребенка, успешность детей, здоровье».

Помилуйте, да какие результаты, какая атмосфера и аттестация, когда самой системы образования нет, самой школы нет. Вы сначала предложите систему, а потом проверяйте результаты, аттестуйте. А иначе получится как в известных словах и Штепселя и Тарапуньки: «сена дают фигу с маком, а доить идут трое с баком».

Журналист: А как можно померить количественно качество образования? Как мониторится атмосфера в классе?».

Ребята, да вы уже старую школу давно отвергали, а новой не предложили, и что вы мониторить будете? Воздух? Но А.И. Адамский, даже не моргнув и не поняв юмора с уверенностью отвечает: «У нас есть методы, начиная от опросников и заканчивая ставкой на управляющие советы в школах. Это огромный вопрос, как оценить достижения в том, чего раньше не мерили - в творчестве, в коммуникации. В общем это сложно, но измеримо, мы беремся. Наш первый союзник - те, кто пытается что-то изменить, сами инновационные педагоги (но ведь это не массовое явление! - М.В.) Дальше наш ключевой партнер - родители. Проблемы в том, что установки родителей консервативны. Они изменятся, если им показать, какая наиболее вероятная судьба у человека после прохождения разных образовательных сред. (Да что же это за среды? - М.В.) Вот традиционная среда усвоения знаниевых шаблонов - и человек после ее прохождения может быть только исполнителем, это одна судьба, один социальный статус. А вот среда, после которой человек может самоопределяться, находить себя в деятельности, это другая социальная роль, другая успешность. Но нужна критическая масса таких примеров и их общественное признание. Нужно первое вот такое успешное поколение, и дальше дело пойдет».

Мы согласны, что старая школа плоха. Но скажите какой должна быть новая? Помните, в 20-е годы нас уже учили, что школу, которая отмирает, надо заменить средой. Тогда не получилось! Может теперь получится? Хорошо, нет и у вас модели новой школы! Тогда опишите модель образовательной среды.

Вообще, и что это за страсть у новаторов обо всем говорить - это не так. Конечно, не так. Но скажи, а как это так. Ну не знаете, какой должна быть новая школа, тогда скажите, какой должна быть среда?

Интересно, что журналист опять почувствовал обман и спешит задать свой вопрос новатору: «Вы верите в то, что интернет может стать ресурсом образования для любого человека? У меня вот скорее ощущение, что сильного он соберет, слабого расслабит, умного научит, а дурачка растлит в его дурачестве еще больше».

Да, школы нет. Среды нет! С какого боку вылез в разговоре интернет?

Что здесь обсуждать? Интернет - это только средство, а как оно будет использовано, это зависит от многих причин, и прежде всего от школы, как школа научит им пользоваться. Но интернет это только средство образования, а не само образование. А ведь обсуждается оно.

А.И. Адамский: «Да, согласен, но это не отменяет образовательного потенциала в он-лайне. Любой инструмент обоюдоострый...»

Итак, интересно-интересно. Благо, что и журналист спешит уточнить: «Вопрос, что такое надо сделать с человеком в офф-лайне, чтобы он пришел в интернет развиваться, а не деградировать, где и когда такую базу надо в него заложить?»

Ждем ответ! И получаем: «Это решается через начальную школу, где должен быть поставлен базовый навык - способность человека самому ставить себе задачу».

Подождите, причем здесь начальная школа. Ведь вы же только что утверждали, что школа это институт образования прошлого. С ней покончено. Вы обещали новую школу, новую образовательную среду. И вдруг - опять школа.

Журналист, - нет надо все-таки отдать должное органической ненависти его к советской школе: «Сильно не типовой навык для «лучшей в мире» советской школы».

Вообще, журналисту бы и призадуматься: а откуда он такой умный взялся? Ведь не из Оксфорда же его выписали, как футболиста из Африки. Но... Как ни критикуй, как ни ерничай, но советская школа умела учить мыслить.

Вот ответ А.И. Адамского: «Но если это поставить, интернет строго необходим и будет использоваться правильно». Ничего не понятно. Что поставить? Мышление? Но ведь здесь по существу интернет не главное, он только средство, которое либо помогает, либо мешает ребенку развиваться.

Но тут опять умный журналист влез: «Согласитесь, что удельный вес разумности в сети меньше, чем в печатной продукции даже 20 века? Понятно, что общий вес умного и полезного - только больше. Но доля падает».

Очевидная вещь. Как прокомментирует А.И. Адамский? Новатор: «Я думаю, то же самое говорили переписчики книг в начале эпохи книгопечатания. Что раньше, когда писали от руки, что попало не переписывали. А еще раньше так говорили хранители устных традиций, когда появилась письменность».

Да, бывало и такое, Платон считал ненужной письменность. И все таки устное слово, и письменное слово, и печатное слово, и электронное слово, это только информация, это средство. Средство чего?

Журналист: «Так правы были - среднее качество текста падало каждый раз, но компенсировалось количеством. (С этим можно поспорить. - М.В.) Но мы не о том. Помимо поощрения вполне цивильного РО (Что? Только что отрицал РО - М.В.), вас обвиняют в том, что вы покровительствуете таким «сектантским» практикам, как Вальдорфские школы, идущие от антропософа и мистика Штайнера, и система педагогики Монтессори. Ответьте уж согражданам, в чем тут резон?»

Только что оба собеседника говорили об интернете - с интернетом так и не разобрались - новый прыжок в ту степь, к «сектантским практикам», которым покровительствует Адамский. Это что?

Послушаем новатора. А.И. Адамский: «Сначала общее соображение. Мне важна такая норма, как возможность получения образования в разных системах. Может быть реализовано очень многое, но при том, чтобы разные дети понимали друг друга. Бывает понимание, потому что все одинаковые, а бывает, потому что умеют понимать других, непохожих. Познание культур возможно именно на их границе, как было у Библера, может быть, помните. И если человек чувствует уважение к себе, он начинает уважать индивидуальность другого». (Да, дети, работающие на стыке разных культур - это круто. Предложить бы еще работающую модель такой школы. Но слушаем новатора - М.В.) «Теперь конкретно. Монтессори с самого раннего возраста, с детского сада дает человеку возможность найти свое отношение к миру, природе, другим людям. В вальдорфских школах делается упор на создание учениками собственного произведения. Развивающее обучение замечательно тем, что актуализирует внутренний план действия: ребенок делает не потому, что учительница сказала, а потому, что начинает видеть логику постановки задач».

Но в том-то и дело, что школа Монтессори и Вальдорфская школа - это совершенно разные школы. По методике Монтессори работают детские сады во многих странах мира. Это работающая модель детского сада. Никто против нее не выступает. А против вальдорфской педагогики выступают многие, понимая какое зло она несет ребенку. Но причем здесь вообще эти школы, ведь нам обещают рассказать о новой школе, взамен существующей «прогнившей».

Журналист: «В чем сила, эксперт?» И вправду, в чем сила? И вот А.И. Адамский наконец-то раскрывает военную тайну буржуинского государства - свой идеал образования будущего: «Давайте выскажу версию. (Только версию? А журналист столько пропел про модераторство, а тут всего-навсего версия - М.В.). Образование будущего как сеть, где в узлах какие-то экспертирующие, лицензирующие и навигационные центры, отправляющие индивида в его личном путешествии по съемным образовательным модулям. Вот здесь учат языки, вот здесь ставят финансовую грамотность, вот здесь риторику, и так далее».

Интересно-интересно. Нам обещают дать некий образ новой школы! А вот теперь слушаем с полным вниманием. Адамский продолжает: «Ключевое здесь (Это где здесь? в его версии? - М.В.) - избыточность вот этих ветвей, или, как вы сказали, модулей. (Итак, оказывается, это современная, т.е. обычная советская школа несет в себе избыточные модули. Решение? - М.В.) Общеобязательных предметов, пронизывающих весь образовательный путь, должны быть не так много, может быть, всего два-три. Математика, например, родной язык, возможно - родная история. Все остальное - на выбор. Не факультативно, это обязательный набор, который впрочем, формируется самим учащимися с помощью тьюторов и родителей».

Да!!! Аристотель и Коменский не могли понять, каким должно быть оптимальное содержание в школе. А тут!!! Ученик пришел в 1 класс и с помощью родителей и тюторов (даже не учителей, а тюторов, и откуда они возьмутся?) составляет себе дорожную карту на все 11 лет. Веселая картина! Не школа, а какой-то сказочный образовательный ресторан. Ученик определяет свою образовательную траекторию, родители и тюторы консультируют насчет траектории образовательного процесса. Да, такое чудо даже в сказке невозможно. Ребенок ставит траекторию своего образовательного процесса. И вообще, зачем ему учиться, если он, придя в школу может определить оптимальную траекторию своего образовательного процесса?

Новатор же уже дает оценку такому чуду: «И это нормально, но, опять-таки, поначалу трудно будет убедить родителей в этой норме. Сейчас ключевое - уметь ставить себе задачи и находить ресурсы под них, в том числе знаниевые. При этом, возможно, воспроизводить запомненное стали хуже, но это не главное». А что же главное? Учиться ребенок стал хуже. Ответа мы естественно не дождемся.

А ответ прост: Адамский изложил идеал школы своего буржуинского государства, именно буржуинского, с его убогим минимализмом. Вот что здесь самое главное то здесь идея разрушения или опускание образования ниже плинтуса под обещание воспитывать творцов.

Но это такая же подлая идея, как идея уничтожить армию, под тем предлогом что где-то солдат подрался, где-то офицер напился, где-то генерал проворовался. Ну разве нужна такая армия? Конечно, не нужна! Но вы предложите замену существующей армии. Не можете?! Тогда не разрушайте, существующую.

Естественно Адамский понимает, что просто так разрушить образование нельзя. Значит его можно разрушить реформами. Что такое советская, то есть классическая школа? Школа которая построена на системно-сущностном постижении мира! Классическая школа должна дать системное представление о мире и научить человека понять мир в его целостности и его сущности. И она же должна сформировать систему классических деятельностей: умственной, эстетической и т.д., т.е. должна научить мыслить на материале великой культуры. Именно этот принцип лежит в основе любого классического образования. Именно этот принцип был возвращен в нашу школу в начале 30-х годов XX века. Именно эта школа позволила сформировать людей, позволивших СССР интеллектуально противостоять всему миру. И теперь Россия снабжает умами весь мир.

Теперь же А.И. Адамский, объясняет, что эта школа устарела и ее надо разрушить, чтобы построить школу, где формируют творцов. Но что это за школа в реальности? Школу с минимальным набором модулей. Какое образование будет давать такая школа? Нужно ли начинать этот подлый эксперимент, зная что даже английская школа в 80-е годы расширила состав обязательных предметов, то есть «модулей»?

Не трудно понять что будет в результате такого эксперимента: полное уничтожение главного достояния России - ее образования. Да, образование России, еще сохраняющее себя, главное достояние России, а не нефть, и даже - сказать страшно - газ!

А теперь зададим вопрос новаторам. Да, вы срубите свое бабло, уничтожив лучшее образование в мире, как раньше его срубили ваши собратья, уничтожив заводы, колхозы и купив себе виллы на лазурных берегах... Но что делать России, когда она разрушит свою школу? Где она будет брать специалистов? И на какие шиши? Ведь тогда не пару десятков футболистов завозить придется!

Идеи - материальная сила и они материализуются. Сегодня российская школа, начиная с высшей, реально переформатируется в техникум. И это осуществляется, разными средствами, начиная с сокращения учебной нагрузки. А это значит, что и она не может додать то, что не дает сегодня средняя школа.

Но весь сияющий от восторга перед своим умом журналист продолжает: «С модулями понятно. Вопрос с их лицензированием и навигацией по ним, вопрос экспертирования. Перефразируя известную фразу о воспитании самих воспитателей, впору спросить, кто экспертирует экспертов?»

Что понятно! Совершенно ничего не понятно. Кроме того, что идея абсолютно разрушительна. К тому же журналист настолько некомпетентен, что даже не понимает, что навигация и лицензирование модулей - это совершенно разные вещи. Движутся по модулям учителя, а экспертируют их работу эксперты. Поэтому прежде всего надо поставить вопрос о подготовке навигаторов, т.е. учителей, а уже затем экспертов, иначе экспертировать будет нечего!

Но послушаем как ответит А.И. Адамский: «В идеале это заказ к родителям и предпринимательскому сообществу, но они еще не включились в этот вопрос. Тогда надо набраться дерзости и экспертному сообществу самому взять эту миссию! Экспертировать себя по гамбургскому счету». Экспертировать себя? В чем? В экспертной работе? Но как можно экспертировать учебную работу, если учебной работы нет?

Удивительно, ведь нет ничего, что можно экспертировать! А вы уже беретесь экспертировать самих себя. Получатся, что сами ничего не создали; ничего не имеете и сами себя проверяете. Неизвестно что создали и неизвестно что экспертируете. Помните сказку про голого короля. Там хоть экспертов не приглашали. А тут сами шьем новое платье для короля, то бишь России и сами себя экспертируем. Хотя ВШЭ реформы российского образования разрабатывает, сама в Общественной палате РФ экспертирует. Но она хотя бы что-то предлагает. А здесь неизвестно даже, что экспертировать. Новаторы одним словом. А А.Б. Чубайс жалуется на отсутствие наглости у либералов.

Между тем А.И. Адамский продолжает: «Но миссию мало хотеть взять, мир должен повернуться так чтобы эту миссию дать. Вот конкретно - у вас есть экспертный центр. Он пишет будущее российского образования, это признают ваши друзья и ваши враги. Но как центр встал в эту позицию?»

С каких пор экспертные советы стали писать будущее российского образования? Ведь их функция совсем другая - проверить качество существующего образования, на худой конец, предлагаемых проектов. А тут: на тебе «пишет будущее российское образование»! Какое будущее российское образование «Эврика» пишет? Кто видел это? Какие друзья? Какие враги?

Но Адамский продолжает: «Сразу скажу, что административного ресурса «Эврики» - нет. Интеллектуальный - есть. Когда государственные чиновники видят, что большинство наших прогнозов и сценариев почему-то сбываются, они приходят к нам и готовы слушать. Это и есть ресурс».

И что же умного услышали они от великих экспертов и новаторов? Скажите что предложила дельного за все годы своего существования «Эврика». Скажите!

Весь довольный от успехов «Эврики» журналист продолжает пытать новатора: «Мышление, отданное на аутсорсинг?» Да, знают же мудреные слова наши журналисты. Но послушаем какой аутсорсинг получился. Отвечает А.И. Адамский: «Это нормально, чиновник должен работать с нормой, а не с собственной рефлексией». Да! Вот только что говорил о недопустимости формализма, более того не просто о творческом мышлении, а о мышлении отданном «на аутсорсинг», а инновациях, которые уже научились измерять! А теперь к норме, исключающей «собственную рефлекцию». Но как же будет развиваться новаторское образование, если им управлять будет автоматы?

Журналист: «Какие ценности объединяют вашу «Эврику», можно ли говорить о единой идеологии «эвриканцев»?

Интересно? Системы нет! А ценности есть. Ну ладно, нет системы образования, ну хоть ценности есть. С паршивой овцы, хоть шерсти клок. Слушаем про ценности: «Наша идеология: многообразие, самоопределение, и развитие, понятое, как альтернатива копированию и простой репродукции». Помните известный советский фильм: «Наша программа - свобода». «Все понятно - будут грабить!» - сделали правильный вывод бабы в известной комедии. Из этой же серии и ценности: многообразие, самоопределение и развитие.

И вот журналист, в отличие от деревенских баб, мгновенно правильно оценивших ситуацию, задыхающийся от восторга достижением «Эврики», задает главный вопрос: «Это идеология, а в чем конкретно практика?» Вот как ценности у него возросли - они сразу же стали даже не концепцией, а идеологией. Довольный теоретическими успехами новатора журналист, теперь спешит услышать о его неменьших практических успехах. Сейчас будет самоотчет о проделанной работе. Ребята слушайте! Страна, - если у тебя осталось капля здравого смысла! - слушай! на что ты меняешь свое лучшее в мире образование. Как раньше меняла все: промышленность, сельское хозяйство, науку, армию на обещание сытой кормежки. На что же меняем теперь? Слушаем: «Разработка программ и проектов в образовании, прежде всего. Появляется также много нового. Например, я читаю две лекции в неделю в интернете. (Итак, чтение двух лекций в интернете - это и есть новая система образования? - М.В.) С некоторых - разработка бизнес-проектов. Есть даже заказ от архитекторов, отклик на идею продавать не просто недвижимость, а места в коттеджных поселках, созданные вокруг образовательных центров. Есть категория успешных людей от 35 до 45 лет, для которых первая ценность - образование детей, и они захотят жить в таких местах».

Да, кареты, кареты, кареты! Но где все-таки модель? Журналист петушком скачет, чтобы узнать, выведать военную тайну - ну где же та практическая модель, которая осчастливит Россию? И задает наводящий вопрос: «Почему вас так тянет в Красноярск и чем наш край так уж примечателен?» Слушайте, слушайте о результатах многолетних непосильных трудов: «Все началось с середины 80-х, когда здесь начались процессы вокруг группы людей - это Фрумин, Болотов, Хасан, Васильев, Аронов. Прежде всего это процессы вокруг создания психолого-педагогического факультета КГУ, школы «Универс». В крае традиционно очень сильный директорский корпус школ. У вас внимание власти к образованию больше среднего по стране. Продуктивные в целом СМИ».

Слушаем! Ну слушаем же! Слушай страна своего новатора! Слушай сейчас узнаешь, что он создал! Тем более что и журналисту не терпится узнать об этом и в нетерпении он торопит: «Понятно, что за волна идет из 80-х. Как думаете, она реализовалась или застопорилась?»

Если что-то сделано, то сделано. А если не сделано, то не сделано. Что тут думать. Слушай страна - страна мечтателей, страна героев, своего новатора, сейчас узнаешь. Вот он долгожданный ответ. А.И. Адамский: «Давайте честно: тот процесс все-таки не дошел до институциональных форм, как на это можно было надеяться. Возможно, это связано с людьми. Многие, в том числе Фрумин, Болотов, Реморенко - уехали из региона. Идея должна перерастать в проект, а проект в институт, иначе все вырождается. Вот перед нами отличная летняя школа, но как превратить ее в институт российского образования? Кое-что удается на этом пути. Например, нам удалось формализовать позицию «тьютор». Отныне в России есть такая профессия, без которой немыслим никакой образовательный интенсив. Есть места, где готовят тьюторов».

Но где же модель школы. Ее нет. Есть небольшой частный опыт. Есть тьютор. Педагогическая целесообразность и необходимость, в котором в нашей страны близка к абсолютному нулю, потому что он попросту создан под другую систему образования.

И все. То есть, ничего нет. Хотя журналист из себя лезет, чтобы хоть как-то помочь новатору увидеть хоть шерсти клок. А потому подсказывает: «Хорошо, вот перед нами школа «Универс». Удачный эксперимент. Как это институционализировать на федеральном уровне?»

Помилуйте, да только что новатор сказал, что ничего нет! Но может быть что-то запамятовал новатор. Ведь какие труды несет по разрушению российского образования, да еще и по две лекции в неделю в интернете читает. Это не всякий выдержит.

Слушаем новатора, который не моргнув глазом, снова лихо увертывается от ответа, переводя вопрос в ответ про это, то есть про разрушение российской школы. «Закрепить в законе автономность ступеней, когда начальные классы - это один мир, средние - другой, старшие - третий. Преодолеть границу между обязательным и дополнительным образованием, сейчас уже непонятно, что дает больше. Закрепить форму, в которой ребенок может предъявить внеучебный результат. Просто показать бумагу, из которой действительно ясно, что он может. Все образовательные достижения должны социализироваться, обращаясь в статус. В идеале большинство детей должно почувствовать себя лучшими - пусть в чем-то одном, своем. Все это можно закрепить на уровне нормы. И самое главное, разных школ должно быть так много, чтобы родители могли выбирать. Хотим, чтобы дети учились в школе по типу «Универса», принимаем вот такой устав, хотим по типу 9-го лицея - принимаем другой».

Что тут скажешь? Вы еще не забыли, как кто-то когда-то мост через пруд строил? Но разве кто-то доверит такому строителю строить мосты?

Вы скажите: да! У него ничего нет: ни теории, ни практики. Но ведь главное - не теория, и не практика; главное - это творчество. Посмотрите, как фантанирует новатор творчеством. Кого в стране можно с ним сравнить!

Да, творчество! Это замечательно! Но вы посадите за управление автомобилем человека, который из всего автомобиля знает руль и педаль газа. Даже в страшном сне не приснится посадить такого новатора за руль. А разве поставят такого человека руководить автопромом? Хотя какое творчество он будет выдавать? Хоть за рулем автомобиля. Хоть за рулем производства.

Иное дело - образование. Здесь можно экспериментировать кому угодно и как угодно. И задыхающиеся от счастья таким новаторством журналистом всему миру поведают...

Ну а что же мы удивляемся, что нашу систему образования несет вразнос, а педагоги - от детских садов до вузов - занимается бесконечным переписыванием никому не нужных бумаг. Да и как может быть по другому. Если в теории новатор полный невежда, в практике абсолютный ноль. Но рулит образованием.

И хочется задать вопрос всем. Ну почему новаторы разносят в щепки наше, действительно лучшее образование в мире, давшее стране и миру десятки миллионов специалистов высшего уровня? И вся страна бессильна. Вопрос Президенту: что сегодня было бы с нами, если бы существующую армию, заменили бы отрядами творческих партизан? Вы бы таких новаторов не подпускали к армии и на сто километров.

А почему же в образовании бал правят новаторы? А ведь образование - это не просто стратегический ресурс, а сверхстратегический - от него зависит все и вся. От судьбы каждого ребенка до судьбы страны в целом!

Задаю вопросы - и понимаю всю бессмысленность их. И беспомощность нашу. И понимаю, что придется России принять еще одну жуткую чашу бед- разрушение нашего образования. А это более горькая чаша, чем дали ей испить два брата -акробата: Чубайс и Гайдар. Может еще не все очевидцы их славных деяний поумирали, и не у всех поотшибало память, и они помнят, как они уверяли, что частник всех накормит и отоварит. Да, к тому же все еще и на двух «Волгах» раскатывать будут. Не помните. Ах как тогда заходилась от восторга интеллигенция по поводу эффективности частника. Вы не помните этих господ? Вот они теперь с белыми ленточками идут по стране, забыв самую важную часть своего протесного гардероба - тележки с белыми тапочками. Ведь сколько русских людей они еще не отравили в миры иные. Сколько же им тапочек потребуется.

Стоп! И где кормежка сытая? И где обещанный товар? Из Бразилии лопаты и гвозди завозим! А где в конце концов наши герои? Иные далеко, иные высоко. Но и с тех и с других взятки равно гладки. Но дело их живо, потому что не все в России разрушено. А потому унылой толпой бредет по стране либеральная братия разрушая то, что она может разрушить.

Теперь те же о грядущей судьбе нашего образования. Промышленность и сельское хозяйство, будь у нашего государства воля хоть с горчичное зерно, можно восстановить за год. На восстановление образования потребуются десятки лет. А до того, откуда будет брать специалистов? Из Африки как футболистов?

Единственный вопрос, который хочется задать: что стоит за разрушением российского образования? Это элементарное педагогическое невежество? Или же это сознательно осуществляемый проект деления общества на винеров и лузеров, т.е за разрушением российского образования стоит реальный разлом общества на классы. И тогда дети винеров будут получать свое образование за границей, где они получают и сейчас. (Бедные винеры, в силу своего убожества они даже не знают, что лучшее образование в мире дает Россия!) И лузеры, будут получать свое теперь уже действительно убогое образование в России! То, что российское образование убивают действительно убогие люди - это ничего не меняет. Как говорил Сталин: логика вещей сильнее логики желаний. Все остальное - информационное прикрытие.

Но логично задать вопросы. Жаль, что новаторы не хотят спросить остальных: «А хотят ли они быть лузерами?» Хотя, о чем могут винеры кого-то спрашивать? И имеют ли вообще право лузеры говорить с винерами?

Ну а если все-таки российские лузеры не захотят быть лузерами? Особенно у таких винеров, как анализируемый нами винер - новатор?

Написал. Как говорится для себя. А тут прочитал, что все тот же Адамский разработчик «Стратегии воспитания в Российской Федерации до 2025 года». И все стало понятно. Еще до чтения Стратегии. Очередная фикция. Очередная спецоперация, чтобы уничтожить очередную сферу России. Как это делается сплошь и рядом в наши дни.

Российское воспитание должно быть уничтожено! Оно будет уничтожено! Все остальное прикрытие!

Но каково же было удивление, когда в списке рабочей группы я встретил значительную часть самых что ни на есть православных. Мамочки мои!!! Они-то там зачем? И что они там делают? Сидят с умным видом и кричат «одобрямс» ? Или нет? Ну конечно же, нет. Они дружно защищают наши православные ценности. Какие? А Бог весть... Какие они и сами не знают. Но защищают! Дружно. Вот читаю в интернете, что один из них говорит, что мы должны будем прояснить понятие «общечеловеческие ценности». А то ж они не знают. И уже совсем беспощадные идут бои за то, чтобы внести в «Стратегию» понятие «целомудрие». Понимание же того, что если вы на известном учреждениями пятиметровыми золотыми буквами напишите «целомудрие», то от этого это учреждение не станет монастырем. Вот такие у нас пошли православные! Даже не понимающие, что если вы приняли условия задачи, то решение уже не зависит от вас. И не надо плакать, что нет в школе православной культуры. Вы сами приняли эти условия! И условия кого? Новатора Адамского?! Тогда что мы хотим? И тогда почему мы возмущаемся, что у нас на всю православную культуру выделяют 34 часа? Поймите, через какое-то время и их отнимут. И официальным началом этого и станет принятие Стратегии воспитания, которую дружно «одобремс» православные.

Но вот смешно. Не правда ли, смешно.

И вам смешно. И мне смешно!

Михаил Иванович Владимиров, профессор

 

 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0556a1 #425187 #5f41ea