Вход

Контакты и реквизиты

Адрес: Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской революции 1

E-mail:

Банковские реквизиты:
Местная религиозная организация
православный Приход храма Рождества Пресвятой Богородицы
г.Алатырь Чувашской Республики
429800 Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской Революции 1
Расчетный счет №40703810475070100107
Корр. счет №30101810300000000609
БИК 049706609 ИНН 2122002312
в Чувашском ОСБ 8613 г.Чебоксары
с пометкой "для Фонда"

Новости Православие.Ру

Православный благотворительный фонд «Алатырь»
Степан Эрьзя

В своем творчестве Эрьзя опирался на лучшие образцы русского и мирового искусства, оставаясь при этом сыном своего народа

 

С.Д. Нефедов родился 27 октября (8 ноября) 1876 года в селе Баево Алатырского уезда Симбирской губернии в крестьянской семье. Через год Нефедовы переехали на р.Бездну в Баевские Выселки, которые находились в 6 верстах от Алатыря. Художественные способности Степана проявились очень рано - замкнутый и необщительный по характеру, он мог часами рисовать мелом и углем, лепить фигурки людей и животных из глины. Отец Дмитрий Иванович первым заметил природные способности мальчика и отдал его учиться в церковно-приходскую школу села Алтышева, а затем в иконописные мастерские Алатыря .

В 1893 году он перебирается в Казань, где поступает в иконописную мастерскую А.Ковалинского. Здесь будущий скульптор расписывает соборы и церкви в населенных пунктах Казанской и Симбирской губерний. В мае 1896 года Нефедов посетил Нижегородскую ярмарку, где увидел произведения М.Врубеля. Это произвело на юношу сильнейшее впечатление, повлиявшее на дальнейший выбор пути.

Возвратившись в Алатырь, Степан отдал себя "настоящему" искусству. Много работал на натуре, делал пейзажные зарисовки, портреты ближних, фиксировал деревенские бытовые сценки Совместно с иконописцами И.Я.Шуваловым и В.В.Милютинским расписывал приходские церкви в Алатыре и в селах уезда. По воспоминаниям племянника, дядя Степан расписывал в этот период колокольню Казанской церкви и Успенский храм. Исполнил ряд икон для иконостасов алатырских церквей.

26 мая 1899 года (по старому стилю) в России праздновали 100-летие со дня рождения гениального русского поэта А.С.Пушкина. В уездном городе Алатыре силами местной интеллигенции, дворян, купцов, служащих в честь этой даты был поставлен любительский благотворительный спектакль по отдельным сценам "Русалки" и "Бориса Годунова". Степан Нефедов давно зарекомендовал себя среди алатырцев не только иконописцем, но и художником. Поэтому устроители юбилейного вечера предложили ему оформление спектакля. Декорации к сценам "У мельницы" и "У фонтана" оказались великолепными и были восторженно приняты публикой. Сохранилась афиша спектакля, где рукой Эрьзи выведено "Алатырь. Коммерческий клуб. 1899". На здании, где происходило это событие, установлена мемориальная доска. Сейчас здесь располагается обувная фабрика.

В эти годы семья Нефедовых перебирается на новое местожительства - в Алатырь. Об этом красноречиво свидетельствуют метрические записи о рождении последующих детей в семье И.Д.Нефедова в Знаменской церкви Алатыря.

В 1901 году на деньги, собранные алатырской интеллигенцией, Степан Нефедов поехал поступать в Строгановское училище. Его учителями были такие художники, как И.А.Касаткин, К.А.Коровин, В.А.Серов, А.Е.Архипов, Л.О.Пастернак. В 1903 году он перешел в скульптурный класс к Сергею Михайловичу Волнухину. Именно учась на скульптурном отделении, Степан Дмитриевич и начал подписывать свои произведения псевдонимом «Эрьзя» в знак любви к своему народу.

Алатырь он не забывал. Вплоть до отъезда за границу Степан несколько раз посещал родимый край. Это были дни больших православных праздников или летних каникул. Он привозит и оставляет у родителей ряд своих скульптур, учебных рисунков, живописные полотна... К сожалению, со временем большая часть из них погибнет, в том числе и те работы, которые будут позже переправлены в Алатырь. В 1906 году Эрьзя отправляется в Италию - пополнять образование. Пришлось пережить нужду и лишения, но это лишь его закалило характер. Уже в 1909 году он был единственным от России на Всемирной выставке искусств в Венеции, где показал мраморную скульптуру "Последняя ночь осужденного перед казнью". Через год Эрьзя "гремел" на международной выставке в Ницце, на Всемирной выставке в Риме. Вскоре он обосновался в Париже, и в 1913 году с успехом провел первую персональную выставку "Осенний салон". На родине узнали о высоком признании С. Эрьзи на ней. В родительский дом приходили многие знакомые, хорошо помнившие Степана, они поздравляли мать талантливого сына-скульптора, получившего признание в Европе. Были и чиновники из уездной управы и городской думы, его друзья. Кстати, в эти годы на различных художественных выставках, проводившихся в Алатыре, стали выставляться и работы Эрьзи. Организатором выставок, начиная с 1908 года, был местный художник и педагог Николай Каменьщиков.

Весной 1914 года скульптор получил приглашение городских властей Алатыря вернуться на родину и создать свой музей. Степан Дмитриевич торжествовал и радовался, сразу же ответил согласием и начал готовиться к возвращению на Родину Он переслал с матерью, гостившей у него недолгое время в Париже, деньги для покупки в Алатыре дома под мастерскую. Дом был приобретен в центре на Старо-Базарной площади. Отсюда открывался величавый и прекраснейший вид на Алатырское Присурье, на слияние рек Алатыря с Сурой. К слову, этот дом, до конца 1980-х годов, был собственностью семьи Нефедовых. А в Алатыре начался сбор средств на создание музея. В мае 1914 года Эрьзя выехал в Россию. К сожалению, музей так и не был создан, началась Первая мировая война. Собранные деньги ушли на военные нужды. А сам скульптор был призван в армию. Работа рентгенографа-муляжиста в военном госпитале в Москве отнимала много времени, и ваянием он занимался мало.

С 1918 по 1920 г. жил и работал в Екатеринбурге, преподавал в созданной им художественной школе. Недолго работал в Москве, затем на юге в Геленджике, в Батуми, Баку (1921-1925), где также преподавал и впервые обратился к дереву. В 1925 году снова в Москве, поселился в мастерской уехавшего из СССР С. Коненкова. Участвовал в деятельности русских скульпторов. В Латинскую Америку Эрьзя попал с миссией "пропаганды советского изоискусства": в 1926 году Наркомпрос направил его в зарубежную командировку для показа своих работ. После Парижа, где вновь звучали восторженные отзывы в прессе, он принял предложение устроить выставку в Монтевидео, но не получил визы в Уругвай и осел в Аргентине. "Русский маэстро" снискал там небывалую популярность, много выставлялся, приобрел множество премий и почетных званий, делал портреты государственных мужей, создавал гигантские памятники. Скульптор обрел здесь свой любимый материал, с которым неразрывно связано его имя – древесину экзотических квебрахо и альгарробо, не уступавшую по твердости камню, добился по истине ювелирной их обработки, используя наросты, наплывы и корни, соединяя нужные куски клеем собственного изобретения. На все лестные предложение продать свои работы скульптор отвечал отказом, поскольку не терял надежды увидеть когда-нибудь свой музей.

Сильные, мужественные характеры, мятущиеся души, величие духовных и физических сил запечатлел Эрьзя в героях античной, библейской и евангельской мифологии: «Голова Медузы» - 1938, «Мельпомена» - 1939, «Моисей» - 1932, «Иоанн Креститель» - 1928, «Христос» - (не датирован). Они заняли значительное место в его творчестве, вершиной которого стал «Моисей». В образе пророка мастер передал всю гамму противоречивых переживаний человеческой души - всеобъемлющий гнев и всепобеждающую доброту, грозную силу и усталость, суровую решимость и мудрую уравновешенность. Сродни «Моисею» «Христос» (не датирован) Эрьзи. Небольшая по размерам, изысканная в линиях и формах, эта работа необыкновенно точно передает крайнее напряжение и собранность воли, духовных сил Христа, направленных на мужественное преодоление страданий. В этом образе, воплотившемся в произведениях Эрьзи разных лет («Христос кричащий» - 1910 г., «Голова Христа» - 1915 г., Христос» - 1945 г.), ярко отразились неустанные поиски истины, нравственного идеала Эрьзи, сопровождавшие его на протяжении всей его жизни. К образу Христа он обращался четырежды.

Стремление Эрьзи вернуться домой на родину поддержал советский посол в Аргентине, и в 1950 году зафрахтованный советским правительством корабль привез вместе с самим мастером более 300 скульптур, а также много заготовок- пней и чурбанов квебрахо и альгаррабо для будущих произведений.

Последние годы жизни его прошли в Москве. В 1950 году состоялась персональная выставка, имевшая большой успех у зрителей, но официальные круги, к сожалению, ее не признали.

Скончался скульптор-труженик за работой в своей мастерской в декабре 1959 года в Москве, а похоронен в Саранске. Мраморное надгробие на могиле Эрьзи исполнено другом Коненковым. За большие заслуги Эрьзя награжден орденом Трудового Красного Знамени. После смерти С.Д. Эрьзи его произведения вернулись в Мордовию и хранятся в музее его имени.

В своем творчестве Эрьзя опирался на лучшие образцы русского и мирового искусства, оставаясь при этом сыном своего народа, неуловимыми нитями связанным с родной землей, ее природой, с ее вековыми традициями. В память об выдающемся земляке в одном из парков Алатыря, близ того места, где жил Степан Нефедов, установлен памятник.

Примечание: материал подготовлен на основании ряда публикаций о жизни и деятельности С.Эрьзи, в том числе работы Н.П.Головченко «Эрзя в Алатырском Присурье».

Иоанн Креститель

Христос

Моисей

Монашенка

Старик мордвин

Памятник скульптору в Алатыре

 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0556a1 #425187 #5f41ea