Вход

Контакты и реквизиты

Адрес: Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской революции 1

E-mail:

Банковские реквизиты:
Местная религиозная организация
православный Приход храма Рождества Пресвятой Богородицы
г.Алатырь Чувашской Республики
429800 Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской Революции 1
Расчетный счет №40703810475070100107
Корр. счет №30101810300000000609
БИК 049706609 ИНН 2122002312
в Чувашском ОСБ 8613 г.Чебоксары
с пометкой "для Фонда"

Новости Православие.Ру

  • «Господи, Ты близ нас, Ты с нами»
    Ощущение присутствия Иисуса Христа может быть во время любой работы, только бы одно око было устремлено на работу, а другое...
  • Стояние в молитве
    В новой книге известного писателя и публициста Владимира Николаевича Крупина «Стояние в молитве» впервые воедино собраны рассказы и дневниковые записи...
Воспоминания о детях и жителях села
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

О детях

 

Как-то после обеда, пошла к отцу Даниилу за советом, а у храма наши «трудные» подростки, все в пыли, перепачканные убирают битый кирпич и мусор.

- Все же на речке моются!- говорю им. - Идите, сполоснитесь!

- Еще много что не сделали, - по-деловому ответил мне Максим, - помоемся и вечером. Боимся, до отъезда в Москву, не успеем всё убрать.

Наши подростки старались для Бога потрудиться не ради человеческой славы, и не на показ. А если бы я не зашла к батюшке, то никто бы и не узнал, что, вместо положенного послеобеденного отдыха, они до вечера вывозили мусор и камни от стен храма.

***

Мы все спали на матрасах в классах, и у мальчишек был свой класс. Зайдя к ним, увидела беспорядок и кучу перьев, видно подушка рассыпалась, и перья тонким слоем лежали на полу. Сделала замечание. Захожу через полчаса. Вася метёт сухим веником, а перья кружатся над его головой.

- Вася, намочи веник! Так скорее соберешь перья, - говорю ему.

- А вообще-то, не он дежурный! - отзывается Глеб, и начинает помогать Васе.

Раньше они бы до хрипоты препирались, кто должен убираться.

 

***

У десятилетней Тани разболелась голова, поднялась температура. Приласкав, дала лекарство, и когда она заснула, ушла в другой класс работать с архивом. Прихожу через час, а Тани нет. Забеспокоилась, стали искать, и нашла её в храме, тихо поющей и моющей со всеми окна.

 

***

Надя занималась в ансамбле с пяти лет, но когда поступила в ветеринарную академию, а потом в аспирантуру, учеба её захватила. И вот, уже более 5 лет, как она не живет жизнью коллектива. В С-М Надя поехала, памятуя о предыдущих наших выездах, экспедициях, гастролях: с веселыми вечерками, конкурсами, играми, концертами, встречами и песнями. Ей еще очень хотелось помочь и мне, присматривать за детьми, и быть для них наставником наших ансамблевских традиций. Всё наше тихое воцерковление, за последние годы, прошло мимо Нади. Я видела, как она очень уставала, впрочем, как и многие, просто валилась с ног. И в те короткие минуты отдыха днём, засыпала, уткнувшись в подушку, а рядом шла своя жизнь. Как она поднимала себя усилием воли и плелась в храм, на Утреню с акафистом и вечерними правилами. А там многие родители и дети читали вслух на церковнославянском молитвы.

Совместная молитва перед трапезой и после. Во время еды тишина и слушание Жития святых. Всё это было непривычным в сознании Надежды, и ей самой приходилось учиться у детей.

- Я хотела несколько раз сбежать, - призналась в конце поездки Надя. - У меня просто не осталось денег. На все деньги, 16 тысяч рублей, в первый день заказала в монастыре сорокоуст за всех ближних и дальних.

Я думаю, что Надя не уехала не только поэтому. Пройдя, весь короткий путь со всеми, - это была ее победа над собой, над своей природой и началом ее восхождения к Богу.

***

Татьяна Дмитриевна

В школе, где мы живём, находится историко-этнографический музей. Татьяна Дмитриевна, чьей любовью и усилиями создана эта экспозиция, ведет для нас экскурсию. Взрослые и старшие дети стараются слушать внимательно, а младшие шалят. Мне за них стыдно, и сделав, пару раз, замечания, выгоняю их на улицу. Они с радостью уносятся, а я ловлю себя на мысли, что мне тоже скучно, и я их понимаю. Возможно, мы оторвали от домашних дел Татьяну Дмитриевну, и в своё отпускное время, она вынуждена была прийти в школу. А может быть, она так часто рассказывает, что уже не интересно. Монотонная интонация голоса, как на уроке, а мои дети, устав за год от школы, это почувствовали сразу, и захлопнулась их душа к восприятию. Я сама стою расстроенная и не понимаю, как это можно исправить. Жалею Татьяну Дмитриевну за несостоявшийся контакт, вижу её уставшие глаза, опущенные плечи, тонкое, в своей красоте, лицо. Договорились с ней о передаче мне архива, на время пребывания в С-М. На следующей день, когда мы проходили мимо её дома с песнями, она вышла с большими сумками полными бумаг, справок, тетрадей, фотографий, заметок. И пошла со всеми вместе до реки. Помогаю ей. Беру одну из сумок. Тяжёлая! Думаю, одной не справиться, (много работать, ну и нести), придется родителей и старших привлекать к работе с архивом. Дойдя до реки, все дети и взрослые с визгом понеслись купаться, благо вечер был тёплый, а вода ещё теплее, но комары готовы были съесть нас заживо. Мы вдвоём с Татьяной Дмитриевной прячемся от них в машину, и тут происходит чудо. То, что я так искала в расспросах у старых людей, вдруг, неудержимым потоком, полилось на меня от этой молодой женщины. Я и представить не могла, что услышу от Татьяны Дмитриевны о быте, об отношениях в семье, об обрядах. Жизнь, не по записям архива, а запечатленная в сердце с такой любовью и переживанием, и хранящаяся в душе. Эти воспоминания относились к детским годам Тани. Они с сестрой были единственными детьми на всей улице. Она плакала, рассказывая о бабушках-соседках их улицы, и я плакала вместе с ней, о той удивительной исповеднической любви к ближним, которая воспитывалась в детях не словами. И о том, как она – пятилетняя, по утрам, затемно, чтобы никто не видел, мыла крылечки на всей улице, тем самым бабушкам за их любовь. Как благодарно билось сердце в детской груди, и как одиноко и сиротливо теперь без этой мудрой и тихой опеки. Мы говорили о своих детях, сегодняшней жизни в селе и городе, и о многом другом. Я попросила придти к нам ещё раз и рассказать всё то, что с любовью хранит её трепетная душа. Видели бы Вы лица наших детей, когда они с замиранием сердца слушали Татьяну Дмитриевну. Мне казалось, что они и не дышали вовсе. Слава Богу, что он дарит нам такие встречи.

***

Баба Валя

Её я увидела первый раз в церкви. Крепкая, полная внутренней силы, с сильным наполненным голосом, она выделялась среди всех бабушек, пришедших в тот момент в храм. Она как воин Христов, выпрямившись во весь рост, держала невидимое оружие и казалась мне тогда очень высокой, а «Отче наш» - звучало с такой силой и верой из её уст, что под своды храма неслось, как незыблемая истина всех веков и жизней всех поколений. И мне подумалось, что вот на таких как она, людях земли русской, и сохранялась и держалась Вера Православная. Вот такие как она из костров вынимали иконы и шли в тюрьмы за веру. Вот такие как она во время войны, на себе, тащили плуг и недавали волю малодушию и сомнениям. Это пример тихой исповеднической веры, которую они явили всей своей жизнью. И их судьбы незримо связывают нас всех вместе, и ты, вдруг, понимаешь, что все мы – звенья в неразрывной цепи поколений, и именно от нас зависит, что будет с нашей душой и жизнью наших детей, с нашей Россией. Именно такие, как баба Валя, хранят сокровенное, чем душа живет и живится.

 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0556a1 #425187 #5f41ea