Вход

Контакты и реквизиты

Адрес: Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской революции 1

E-mail:

Банковские реквизиты:
Местная религиозная организация
православный Приход храма Рождества Пресвятой Богородицы
г.Алатырь Чувашской Республики
429800 Чувашская республика, г.Алатырь, пл.Октябрьской Революции 1
Расчетный счет №40703810475070100107
Корр. счет №30101810300000000609
БИК 049706609 ИНН 2122002312
в Чувашском ОСБ 8613 г.Чебоксары
с пометкой "для Фонда"

Новости Православие.Ру

Схиархимандрит Игнатий (Лебедев). Письма из Алатырской колонии
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Преподобномученик Игнатий (Лебедев)

ПИСЬМА ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ*
(фрагмент)

     От публикатора. Человеку, приходящему ко Христу и начинающему жить в Церкви, чтобы без колебаний последовать за Ним, необходимо увидеть образ Господа, явленный в жизни современника. Христианину конца ХХ в. этот образ может открыться в наших соотечественниках, которым выпало на долю мученически исповедывать Христа в эпоху гонений, страшнее которых не знало человечество. Один из них — старец Игнатий — стал для своих чад свидетелем действенной любви Христовой, вдохновил их мужественно следовать по Его стопам и посвятить Ему всю свою жизнь. Огонь этой любви запечатлен в его письмах, сохраненных для нас духовными детьми старца. <...>

Основные даты жизни схиархимандрита Игнатия (Лебедева)

     1884, 28 мая[1] (Духов понедельник) – в городе Чухлома Костромской губернии в семье Александра Константиновича и Марии Философовны Лебедевых родился сын Александр.
     1903–1908 – закончив Солигаличское Духовное училище и Костромскую Духовную академию, учится в Казанском ветеринарном институте. В Казани окормляется у преподобного Гавриила (Зырянова), старца Седмиезерной пустыни, и решает принять монашество.
     1905, весна – Александр говорит о своем стремлении к монашеству схиархимандриту Гавриилу и получает от него благословение на иноческий путь. При этом старец сказал юному студенту, что его «желание монашества есть звание Божие».
     1905, лето – Александр Лебедев получает согласие на новый путь от своих родителей; посещает Смоленскую Зосимову пустынь.
     1908, 4 мая – по окончании ветеринарного института, становится послушником Смоленской Зосимовой пустыни и духовным сыном схиигумена Германа (Гомзина).
     1910, 17 марта – пострижен в рясофор.
     1915, 18 марта (Великая среда) – совершилось долгожданное «умертвие миру»: послушник Александр пострижен в мантию с именем Агафон в честь преподобного Агафона, пустынника Египетского. Постриг совершил игумен Герман, он же стал Евангельским старцем своего ученика. Вскоре после пострига о. Агафон перенес инфекционное заболевание, давшее осложнение в виде паркинсонизма (заболевания центральной нервной системы, при котором нарушается координация движений).
     1915–1918 – исполняет обязанности письмоводителя при игумене. После пострига во внешней стороне его жизни не произошло видимых изменений, но полное, нелицемерное раскрытие своей души перед старцем вместе с молитвой вели молодого монаха к духовной зрелости. Сам того не зная, он приобрел «так высоко почитаемую у св. Отцов добродетель рассуждения». Возрастание ученика не было скрыто от старца Германа. «Какое у меня золото на конюшне сокрыто!», – говорил он другому своему духовному сыну о тогда еще брате Александре, несшем послушание на скотном дворе. Отец игумен регулярно призывает о. Агафона, на советы старших, где решались важные вопросы внутримонастырской жизни. Кроме этого о. Герман часто звал своего ученика к себе в келлию для чтения вслух Библии, тогда как другим насельникам пустыни самостоятельное чтение Ветхого Завета было запрещено.
     1918, 2 декабря – в Троицком соборе московского Даниловского монастыря рукоположен во иеродиакона епископом Феодором (Поздеевским).
     1920, 26 сентября – в храме Троицкого Патриаршего подворья рукоположен во священника Святейшим Патриархом Тихоном.
     1923, 17 января – скончался строитель Зосимовой пустыни схиигумен Герман.
     1923, конец сентября – закрытие Зосимовой пустыни. Иеромонах Агафон по благословению старца Алексия (Соловьева) переехал в Москву. Живет в семье его духовных детей на Троицкой улице, служит в храме вмч. Никиты за Яузой.
     1923, октябрь – вместе с несколькими бывшими зосимовцами приглашен епископом Варфоломеем (Ремовым) в Высоко-Петровский монастырь. Во вверенной ему обители владыка Варфоломей вводит монастырское богослужение по образцу зосимовского, учреждает старчество. О. Агафон становится в этом деле его ближайшим сотрудником; ведет исповедь богомольцев Петровского монастыря, мирян и монашествующих.
     1924, январь – во исполнение указа свт. Тихона за богослужением в Высоко-Петровском монастыре совершается поминовение властей по формуле «о стране Российстей и властех ея».
     1924, 5 мая – о. Агафон назначен наместником монастыря; возведен в сан архимандрита. Постепенно его паства в Высоко-Петровском монастыре становится самой многочисленной. По воспоминаниям м. Игнатии, в синодике старца содержалось 381 имя его духовных чад. По благословению еп. Варфоломея, тайно постригает в монашество своих духовных детей.
     1927, середина июня – конец октября – отдых в Загорянском.
     1927, 29 июля (н. ст.) – издано Обращение («Декларация») Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) о гражданской лояльности Церкви к советской власти. Братия Высоко-Петровского монастыря хранит верность Заместителю Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому).
     1927, осень – устроение Знаменского «скита».
     1927–1931 – после закрытия храмов и ареста священников в петровскую общину вливаются члены известных московских приходов: часть прихода храма Троицы в Никитниках (Грузинской Божией Матери), приход храма свт. Алексия в Глинищевском переулке (настоятель прот. Роман Медведь) и приход храма свт. Николая у Соломенной Сторожки (настоятель о. Василий Надеждин). Часть новых прихожан, в частности, духовные чада о. Романа Медведя – «романовские», окормляется у о. Игнатия.
     1929, конец мая – начало июня – после закрытия Боголюбского собора Высоко-Петровского монастыря о. Агафон и все петровские отцы переходят в храм преподобного Сергия Радонежского на Большой Дмитровке (ныне не существует).
     1929, лето – первая половина осени – отдых в Одинцово.
     1929, декабрь – ухудшение здоровья о. Агафона.
     1930, 17 января – в день памяти схиигум. Германа после заупокойной Литургии во Владимирском приделе храма преподобного Сергия на Большой Дмитровке пострижен в великую схиму с именем Игнатий в честь сщмч. Игнатия Богоносца, имя которого носил свт. Игнатий Брянчанинов, чьи труды новопостриженный схимник так любил.
     1930, май – осень – отдых в Голицыно.
     1931–1932 – духовная семья отца Игнатия пополняется поколением “маленьких”
     1931, декабрь – арестован, через десять дней освобожден. По настоянию хозяев квартиры на Троицкой улице, где он жил, вынужден прекратить прием духовных детей на дому и искать новый приют.
     1933, конец сентября – переезд с Троицкой улицы в Никоновский переулок.
     1933, октябрь – после закрытия храма преподобного Сергия на Большой Дмитровке петровское братство служит в храме Рождества Богородицы в Путинках.
     1934, лето – последний летний отдых.
     1934, октябрь – под давлением советских властей, раздраженых деятельностью старца, известность и влияние которого возрастали, удален на покой. (Незадолго до этого епархиальное начальство собиралось назначить о. Игнатия духовником московского духовенства.) Ему было запрещено служить и принимать у себя для исповеди, что фактически означало домашний арест. Распоряжения церковноначалия отец Игнатий исполнял неукоснительно, хотя невозможность участвовать в богослужении и общаться с народом и доставляла ему большие страдания.
     1934, 25 декабря – кончина м. Авраамии (Лебедевой), матери о. Игнатия.
     1935, 21 февраля (н. ст.) – в день отдания Сретения Господня арестован архиеп. Варфоломей (Ремов). 10 июля 1935 г. (н. ст.) он будет расстрелян в Бутырской тюрьме.
     1935, 11 апреля – о. Игнатий арестован; находится в 15-й палате лазарета Бутырской тюрьмы. Здесь «Господь посещал его такою радостью, подобно которой он раньше никогда не испытывал».
     1935, 2 октября – этапирован в лагерь в бывшей Саровской пустыни. Как больной паркинсонизмом находится в лагерном лазарете.
     1935, 17 декабря – первое свидание старца с «племянницей», м. Евпраксией.
     1936, 18 февраля – переведен в лагерь на станции Сухобезводная (Ветлужский ИТЛ – Ветлаг).
     1936, 15 апреля[2] – переведен в инвалидную колонию под городом Алáтырь (Чувашская АССР).
     1936, август – появляются первые симптомы болезни пеллагра. Несмотря на физическую слабость и духовное одиночество, во все время заключения в письмах продолжает поддерживать и наставлять духовных чад.
     1937, 29 апреля – в Волоколамске скончался от кровоизлияния в мозг архим. Никита (Курочкин), «в нравственной и молитвенной поддержке которого» о. Игнатий «обретал большую помощь».
     1937, лето – «Гефсимания» о. Игнатия.
     1937, 16 августа – письмо «Мы далеки от суетных учений века сего...» – огненное исповедание веры.
     1937, осень – «из мiра и мира желаю всем мира».
     1937, ноябрь – 1938, январь – письма о. Игнатия не доходят до его духовных детей: усиление лагерной цензуры.
     1938, весна – новое ухудшение здоровья о. Игнатия, усиливается сердечная слабость.
     1938, 4 июля – последнее свидание с «племянницей».
     1938, 29 августа (11 сентября) – в 3.30 утра в воскресенье, в день Усекновения главы святого Иоанна Предтечи, исповедавшись и причастившись, скончался старец и исповедник схиархимандрит Игнатий (Лебедев).
     2000, 27 декабря (н. ст.) – Священный Синод Русской Православной Церкви причислил преподобномученика Игнатия к лику святых и включил его имя в Собор новомучеников и исповедников Российских.

______________

     Письма старца Игнатия из заключения — замечательный памятник эпохи мученичества. В них запечатлены как подлинные прорывы христианского духа, так и гнетущая атмосфера всеобщей вражды и разделения, которыми в равной степени отмечен этот период нашей истории. Письма содержат богатый материал для изучения взаимоотношений между наставником и его учениками в условиях тотального преследования.
     Вопросы отца Игнатия о судьбе духовных чад и краткие указания формулируются так, чтобы максимально затруднить понимание написанного посторонними: письма заключенного (особенно осужденного по 58-й статье) подвергались перлюстрации. Бывало, в Москву приходили письма с вымаранными строками, абзацами, или даже такие, где тщательно был зачеркнут весь текст письма. “Это было настоящее издевательство... Нам давали знать только, что батюшка жив, и не больше”, — вспоминает духовная дочь старца. Отец Игнатий прибегал к всевозможным сокращениям (прежде всего имен) и иносказаниям. Некоторые места в его письмах написаны по-гречески, а иногда греческой графикой переданы русские слова (в интернет-публикации греческие фразы переданы латиницей). Обычно, отец Игнатий датирует письма по старому стилю; исключения из этого правила отмечены им самим или очевидны из содержания письма, поэтому специально нами не оговариваются.
     С юных лет впитав в себя слово Св. Писания, творений свв. Отцов и богослужения Православной Церкви, о. Игнатий, чтобы дать какое-либо указание или воспеть хвалу Богу, чаще прибегал к ним, чем к собственным словам. Цитаты и комбинации цитат из Псалтири, произведений аскетической письменности и богослужебных текстов — характерная черта его эпистолярного стиля. Тогда же, когда о. Игнатий говорит от себя, его слова несут на себе печать благодатного вдохновения и соединения природного ума с монашеской и светской образованностью. <...>
     В письмах той эпохи часто бывает значима казалось бы второстепенная деталь. Так, в начале своего заключения отец Игнатий старается придерживаться норм старой орфографии, но с течением времени, вместе с упадком душевных сил, а возможно и по конспиративным соображениям, он отказывается от большей части старых написаний, сохраняя их в тех местах, которые хотел выделить специально. Так, например, в своих поздних письмах отец Игнатий неоднократно использует различие в значении и написании слов мiръ—миръ. В связи с этим мы постарались сохранить максимум графических, грамматических и стилистических особенностей этих текстов.
     При реконстукциях сокращений отца Игнатия (в угловых скобках), особенно в спорных случаях мы следовали указаниям монахини Игнатии, то есть старались прочитать письмо так, как его читали духовные дети старца. Остались нераскрытыми сокращения, не поддающиеся расшифровке, часть инициалов и многочисленные даты, как правило, — дней Ангелов духовных детей отца Игнатия или других праздников. О значении дат читатели сами могут справиться по календарю. В угловых скобках мы даем также перевод иноязычных слов и фраз и разъяснение русских слов, написанных греческими буквами. Надстрочные пометки о. Игнатия, а также зачеркивания, важные для понимания смысла письма (последние – с дополнительной оговркой), даются нами в квадратных скобках. Подчеркивания о. Игнатия мы передаем курсивом, двойные подчеркивания — жирным курсивом. Адреса цитат из Св. Писания, данные отцом Игнатием, воспроизводятся обыкновенным шрифтом, восполненные нами — курсивом.
     Полностью письма опубликованы в книге: Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. М., 1999.
     Жизнеописание о. Игнатия и летопись жизни его духовной семьи см. в книге: Монахиня Игнатия. Старчество в годы гонений. М., 2001.

 

1. #[3]     Дорогая моя племянница Варя[4],
                   миръ тебе и бл<агословенi>е Божiе!
     Наконецъ, после долгаго странствованiя, я на месте, которое указалъ намъ Г<оспо>дь — я въ Сарове, въ стенахъ б<ывшей> обители! Слава Богу за все случившееся — это одно можемъ сказать! Съ Нимъ везде хорошо — и на Фаворе и на Голгофе! После прочитаннаго мне въ день рожденiя — приговора (“Л<ебедевъ> А<гафонъ> А<лексадровичъ>, м<она>хъ, арх<имандри>тъ, безъ определ<енныхъ> занятiй”) и после 2хъ попытокъ ([1я] въ средине iюня, [въ день] когда я был выведенъ на свиданiе и на кот<орое> никто изъ васъ не пришелъ къ 2м часамъ, а лишь съ вещами поздно вечеромъ, 2я — 10/VII ст. ст.) и после ночного приноса сухарей въ день отданiя <праздника> Воздв<иженiя> креста, я наконецъ, въ день памяти блаж<еннаго> Андрея, въ 6 3/4 ч. в<ечера> былъ вывезен изъ места своего пребыванiя[5] — 3-мя в<оенны>ми — и черезъ двое сутокъ дов<ольно> утомит<ельнаго> путешествiя — водворенъ на месте. И паки — слава Богу! Мне можно [(т. е. я буду)] писать 5го каждаго месяца, а тебе [(т. е. ты можешь)] (оч<ень> сдержанно — “д<орогой> б<атюшка>” или “д<орогой> д<ядя>”) — пока еженедельно. Не знаю какъ благодарить Г<оспо>да, тебя и всехъ — за вашу любовь и благодеянiя! Я знаю только о смерти о. Триф<она> [Феод.] (когда?). Где Вл<адыка>[6] и Ф<иларет>икъ[7]? Куда уехала Аг<афо>на (каж<ется> на 3 <года>), я ее виделъ въ день подписанiя <приговора>[8], а также: о. Іоас<афа> (на 3 — куда?), Косму моего состраждника[9] [и такую же Анаст. Студ.], 2х Александровъ, Дм. Ив. (пс<алмо>пе<в>ца) и кажется Веру Г<олицыну>[10]; где первостраждница Д<осифе>я[11]? еще кто заболелъ[12]? Слыхалъ кажется объ о. Іосафе. Получила [ли] Ф<aня> по второй моей доверенности (ею написанною) все содержимое б<ывшей> моей комнаты и где оно[13]? и что теперь съ кв<арти>рой? Сообщи въ Арз<амасъ>[14], что я близъ и [усердно] прошу бл<агословенi>я на иное, иное житiе... и, если можно, того же прошу и у нашего <Владыки>[15], а ихъ с<вятыхъ> арх<и>п<астырскихъ> м<олит>въ. Съ посылкой недельку повремени, а потомъ пошли сухарей чер<ныхъ> и бел<ыхъ> (если примутъ, а если нетъ, то заменить москов<скими> сухарями), [побольше] слив<очнаго> масла, сахара (размеръ пиленаго), //[16] консервиров<анной> селедки (если продается), и еще что попроще (во избежанiе соблазна). Напиши въ Ор<енбур>гъ до востребованiя, но только осторожно[17]. <...> Призываю на всехъ моихъ д<уховныхъ> ч<адъ>, паче же трудящихся съ тобою — Б<ожiе> б<лагословенi>е. <...>
     7/Х 35 ст. ст. | Простите. Спасайтеся. Послала ли Матр. <...> белье и теплую одежду Мих<аилу> Ник<олаевичу> Серебренникову (о. Митроф<ану>), кот<орый> ходилъ за мною 2 1/2 летнихъ месяца, онъ сейчасъ на Медвежке? Будьте молчаливы. Припиши въ мое пом<инанi>е: арх<имандрита> Митроф<ана>, пр<отоiерея> Вячесл<ава>, iер<е>я Влад<имира>, Сергiя (3), Влад<имира> (2), Аверкiя, Алексiя (3), Димитрiя, Александра, Никиту, Феодора (2), Николая (2)[18]<.>
     Бат<юшке> о. Митроф<ану>[19] мой зем<ной> п<оклонъ> и просьба о мол<итве>.

* * *

     2. #     Досточтимейшая Александра Вас<ильев>на[20], миръ тебе и б<лагословенi>е Божiе!
     Пишу 2е <письмо> съ места, кот<орое> далъ мне Г<оспо>дь, но на долго ли — не знаю... Какъ ты теперь живешь со своей матерью[21]? и вообще что теперь делаешь? <...> Сообщите правильно ли я помню адресъ въ Арз<амасе>: Рыковская ул. д. 78 — так? У меня мысль: больше въ М<оск>ву не ехать, да [вероятно] и нельзя будетъ*)[22]. Я слышалъ, что Alexiѕ <= Алексис> уже arhiereos <= архиерей> и настоятель[23], т. е. то, чего хотелъ... не знаю верить, чи ни? О. З<осима> получилъ шапку[24]? И что о. Н<ики>та[25]? Не писалъ ли въ Астрах<ань> о. Митроф<ану> Серебр<енникову> — напишите ему обо мне и соберите чего нибудь, онъ очень любитъ прянички и вообще сладкое. Чадца, стремитесь къ горнему, касаясь дольняго поколику того требуетъ телесная нужда. У меня на полу подъ книжн<ыми> полками лежитъ месячная минея за декабрь, въ листъ, безъ переплета, если это такъ, то разреж<ь>те ее на две половины и вторую изъ нихъ, // такъ съ числа 15, 16 — пришлите ко мне во второй или третьей посылке. Хотя теперь я и лишенъ того, къ чему стремился (признаться — плоховато) всю жизнь — “еже жити ми въ дому Г<оспо>дни вся дни живота моего”... (Пс 26:4) [и проч.] (пс<аломъ> XXX) и чего не лишены вы (см. также пс<аломъ> “Коль возлюбл<енна>” (Пс 83:2)) — но Онъ близъ... и Сего никто и ничто не отниметъ, кроме допущеннаго по воле нашей — нераденiя. “Велiй еси, Г<оспо>ди, и чуўдна дела Твоя и ни едино слово довольно будетъ къ пенiю чудесъ Твоихъ”[26]! <...> Въ словахъ хранитесь. Путь сюда былъ бы возможенъ тебе, Вар<вара> С<ергеевна>, какъ моей племяннице, черезъ 6 мес<яцевъ>, но онъ пока закрывается моимъ нахожденiемъ въ лазарете, какъ инвалида. Путь такой: поездъ (N 66) казанскiй (билетъ до ст<анцiи> Шатки), въ 11 1/2 ч. ночи, ехать до ст<анцiи> Арз<ама>съ I (городъ)*), где надо зайти къ Лизе, т<а>к к<а>к на Шат<ки> поездъ идетъ около 7 ч. у<тра>, въ Шат<ки> приходитъ около 9 ч. у<тра>, а въ 10 ч. у<тра> по узкоколейке (билетъ 8 р. 90 к.) до самаго Сарова — куда приходитъ около 8 ч. в<ечера> и здесь драма: кругомъ тьма, станцiя — тесная изба, полная лапотнаго народа, ожидающаго утра... будешь и ты ждать утра, но пока... въ Москве...
     Мой адрес<ъ>: Местечко Саровъ Мордов<ской> обл., Сарлагъ НКВД, лазаретъ, заключенному N<.>
     12/X Простите. Г<оспо>дь со всеми вами.
     *) Прошу проверить ее к<а>к у нашего Вл<адыки>, т<а>к и Вл<адыки> Арз<амасскаго>[27].
     *) сначала будетъ ст<анцiя> Арз<амасъ> тов<арный>[28].

* * *

     3. #     Дорогая моя племянница Варвара Сергеевна, миръ тебе и б<лагословенi>е Божiе!
     Известенъ ли тебе мой новый адресъ? Я старался объ этомъ — не знаю успелъ ли. Какъ ты теперь поживаешь? Все ли у тебя благополучно какъ во внешнемъ, такъ наиболее во внутр<еннемъ> состоянiи? Какъ я благодаренъ тебе за твои труды и заботы семимесячные по оказанiю мне помощи и поддержки, въ которыхъ и впредь прошу меня не оставить, о семъ прошу [и] всехъ добрыхъ моихъ знакомыхъ[29]. Здоровье мое, какъ тебе известно, было слабое, теперь стало, после всего пережитаго, еще слабее*): scopolaminum не принимаю и двигаюсь только съ помощiю другого, да и вообще самообслуживать себя не въ состоянiи, еще къ основной моей болезни прибавилась сердечная слабость, кот<ора>я дала себя чувствовать въ апреле <sic!>, мае, iюне, сердце все время подкрепляли <...>, а теперь оно опять поослабло, с iюля еще прибавилась 3-я болезнь — склерозъ всехъ суставовъ рукъ и ногъ (при ней бываетъ въ суставахъ боль, малоподвижность и трескъ) <...> По такому плохому состоянiю моего здоровья я, начиная со 2/IV, все время находился въ боль<ни>це и теперь нахожусь въ лазарете. Все это немало меня заботитъ, посему усердно прошу тебя и всехъ знаемыхъ попещися о мне-старике насколько это нужно будетъ, а также [не погнушаться] принять мою худость и немощь — когда на сiе придетъ время... думается, что по лукавс<т>ву дней (ср. Еф 5:16), въ семъ последнемъ (принятiи) необходимо преемство. Но... “руце Твои сотвористе мя и создасте мя” (Пс 118:73), а посему — Ты“вразуми и направи стопы моя по судьбамъ Твоимъ, да не обладаетъ мною всякое беззаконiе” (Пс 118:133). А также: “призри съ не<бе>се, Боже, и ви<ж>дь, и п<осе>ти в<иногра>дъ Твой и утверди и управи иі, его же н<аса>ди д<есни>ца Твоя[30]. Въ семъ 1-мъ и // 2-мъ все мое успокоенiе. Прошу и васъ такъ муд<рствова>ть. <...> Кроме проч<ихъ> предметовъ мне потребны и пшено и гречн<евая> крупа. Денегъ мне пока не< >надо. Спишись съ Лизой, дай ея адресъ мне. Узнай адресъ о. Ксен<офонта>[31], спишись съ ним, и узнай все условiя жизни тамъ. Какъ вы теперь живете на своемъ месте — я даже представить не могу... “Надеющiеся на Г<оспо>да уподобишася горе св<ятей>”...[32] и далее. Пока писать довольно — усталъ. Простите. Г<оспо>дь съ вами.
     22/X день п<раздни>ка и<коны> Б<ожiей> М<атери> Каз<анскiя>. <...>
     *) посему на питанiе приходится волей-неволей обращать особое вниманiе[33].

* * *

     6. #     Дорогая пл<емянни>ца моя Варя — м. Е<впраксiя> — миръ тебе и бл<агословенiе> Б<ожiе> и дом<ашни>мъ твоимъ!
     4/XII получилъ твою дорогую пос<ыл>[оч]ку, а сегодня (8/XII) твое письмецо. <...> Въ пос<ыл>ке все дорого [книгу цензура задержала], все ценно, ибо отъ любви делается... <...> Не сетуйте на меня, что не называю домашнихъ твоихъ поименно: въ уме всехъ помню и въ сердце ношу предъ Сердцеведцемъ. Все мое желанiе: быть вамъ между собою во смиренiи и всемъ сердцемъ съ Богомъ, да плодъ принесете и [въ] 100, и въ 60, и въ 30 (ср. Мф 13:8,23)! <...> // <...> Къ настоящему моему положенiю подходитъ следующее размышленiе св. Григорiя Бог<ослова>: “Хр<и>сте мой! ..... въ какой стране окончатся дни пришельствiя моего?... врагъ ли, или служитель Твой будетъ при кончине моей?... чья рука закроетъ очи мои?...”[34] въ моихъ книгахъ есть творенiя Св. Гр<игорiя> Б<огослова> — найдите это место и сделайте выписку и пришлите. Приветствую всехъ съ Праздниками 25<-г>о и 6/I, а тебя еще: съ 26/XI, съ 27/XI и съ 12/I и всехъ Татьянъ. Пиши поподробнее о Ж<ене> и Ф<aне> и В<ере> и Ф<иларете>. Мой Ив<анъ> М<ихайловичъ>[35] очевидно оканчиваетъ дни: t° — 38–39,5, почти не встаетъ, tbc <= туберкулез> одолеваетъ. Буди воля Г<оспо>дня! Г<оспо>дь тебя пр<оститъ> за все! Лечи свои болезни. Не забуд<ь>те <помянуть> м<онахиню> Авр<аамiю>[36] — 25/XII. Поменьше надейся на себя. Г<оспо>дь съ вами. Простите.
     8, 9/XII 35 г.

* * *

     7. +     Миръ вамъ, и благословенiе Божiе,
     и приветствiе съ Малой Пасхой[37]
     очертанiемъ краснаго яичка, сделаннаго въ Светлую ночь Великой Пасхи 1935 г.*), д<орогiе> мои ч<ад>а!

______

     “Призри (Г<осподи> I<исусе> Х<ристе,> призри на ны и помилуй ны) на пенiе**) рабовъ***) (д<уховныхъ> ч<адъ> м<оихъ>), Благодетелю (нашъ — Г<осподи> I<исусе> Х<рис>те), врага (дiавола и служителей его) смиряя вознесенную гордыню; носяй же, Всевидче, греха превыше непоколеблемо утвержденныя, Блаже, певцы (д<уховные> м<ои> ч<ада>) основанiемъ веры”.
     13/XII 35 г. P. S. Где же Вл<ады>ка В<а>рф<о>л<о>м<ей> — нашъ — не слышно ли чтоі о немъ и где его Е<лена> и Н<ина>[38]?
     *) Дело рукъ р<аба> Б<ожiего> Владимiра, лишеннаго ногъ (парализованнаго) для [приветствiя] лишеннаго рукъ и ногъ недостойнаго отца в<аша>го — шепотомъ певшаго для него всю Светлую Утреню въ 15 палате больницы Бут<ырскаго> изолятора. Делано спичкой[39].
     **)
 недостойное.
     ***)
 убогихъ<.>

* * *

     9.     # Дорогая племянница моя, Варя, миръ тебе и б<лагословенiе> Б<ожiе>.
     Приветствую тебя съ Праздникомъ! Какъ ты доехала до дома? Не разболелась ли: ведь ты была здесь полубольная? А также дома — все ли застала благополучно? Какъ съ Дм<итровкой>? <...> Я все сомневаюсь въ судьбе Вл<адыки> В<а>рф<о>л<омея>: съ такимъ же дiагнозомъ, какъ у него многiе еще находятся въ больнице безъ выписки... М<ожетъ> б<ыть> и на вашей стороне правда[40], но я его виделъ во сне сл<ужа>щимъ, въ сак<ко>се у пр<есто>ла. Напиши отъ меня приветъ и бл<агословенiе> обоимъ на Яю и Герм<ану>[41] съ Фил<аретомъ>. <...> Поздравляю тебя съ 12/I, Валю съ 19/I, т<етю> Кс<енiю>[42] съ 24/I, а твою С<ашу> со 2/I — ахъ, еслибы она утешала тебя въ твоемъ многоскорбномъ житiи! <...> Прости. Храни тебя и твоихъ домашнихъ Г<оспо>дь.
     4/I 36 г. н/ст. Твой безногiй дядя.
     P. S. Сейчасъ читаю Рук<оводст>во по псих<iат>рiи пр<офессора> Осипова[43].

* * *

     19.     # Дорогая и родная племянница моя, Варя, с’ домашними твоими — здравствуйте!
     Что-то давненько нет писем... Поздравляю вас с’ 5 и 8/VII “Положиша мя в’ рове преисподнем, в’ темных и сени смертней” (Пс 87:7) — и “что буду? где же и спасуся?”[44] Вл<а>д<ычи>ца, Вл<а>д<ычи>ца! Я живу пока, с<лава> Б<огу>, по старому, только шляпа не захотела быть у хозяина[45], это было в’ пр<аздни>к П<етра> и П<авла>, в’ этот день заходил получивший от’ тебя письмо, кот<оро>му я и сказал. Я мечтаю видеть тебя, если Г<осподь> б<лагословит>, после 28/VIII н. ст., а если у тебя есть данныя на более ранний срок — то я не возражаю — ибо кто я? Прошедшие дни были и жарки и душны, а последние два и свежи и для дыхания легки. Что там у вас за приятная новость в’ ц<ерковной> жизни[46]? Даже не верится, что м. б. что приятное... Я пессимист? Нет, думается, нет у меня “терпения и пождания обстояний” — п<омоли>сь*)! Не пора ли начать иметь заботу о зимнем полупальто? <...> // <...> а туфли и хол<одные> носки ожидаю давно. А присно должен желать и ж<ела>ю — “еже разрешитися и со Х<ристом> быти” (Флп 1:23). Но увы: к<а>к все, так и это одни слова! Простите. Irini tu Theu <= мир Божий> в<сем> в<ам>.
     О получении пиши, а также о вашем житье-бытье — некратко.
     19/VII
     *) Жалуйся на меня д<яде> Н<ики>те[47].

* * *

     22.     # Дорогая и родная племянница, Варя, с’ домашними твоими, здравствуйте!
     12/VIII н. ст. получил твою открытку, опущенную в’ Ал<атырe> 8/VIII(?) и благодарю за содержимое. Ждем 19-го (См. воскр<есный> пр<окиме>н 7-го гл<аса>[48]). В. А. коснит по всем пунктам, а у меня от< >сего происходит отр<еб>iе на коленах и плоти[49] (см. избр<анный> преп<одобным> пс<алом>[50]), но пожалуйста не тревож<ь>ся: против< >сего принимаются меры. Получила ли ты мое [от’ 29/VII ст. ст.] письмо в’ синем (больше таких не надо) конверте, где было писано о зубн<ой> пластинке? Не забудь — вышли в’ письме 2–3 рез<иновых> кружка для зуб<ной> пл<астин>ки. Сегодня опять жарко. Я тебе забыл напомнитъ слова Игн<атия> Бр<янчанинова>, что Г<осподь> являет Свою помощь не снятiем + <= креста>, а облегчен<ием> в’ несении его[51].
     Б<лагословение> Б<ожие> в<ам>. Простите. Люб<ящий> дядя твой А. Лебедев.
     14/VIII. Вас<илия> Дм<итриевича> поздр<авля>ю со 2/VIII

* * *

     26.     # Дорогая и род<на>я плем<янни>ца моя, Варя, с’ дом<ашни>ми твоими, здравствуйте!
     Как то ты дошла и доехала? А у меня с’ первой же ночи начались Б<ожии> испытания: чрез окно, из’ под’ головы вытащили мой саквояж, но утром, по приказ<ани>ю П. А.[52] принесли: с<аквоя>ж, очки, зел<еную> коробочку[53] (о, горе!) — пустую, и лекарства. Слабит меня к<а>к прежде — лекарств маловато. С’ первой же посылкой вышли сухариков [100] с’ мелк<им> сахаром[54], а теплыя вещи — поторопитесь, поторопитесь и еще — пот<оропите>сь. Напиши В<ладыке> Г<урию> мое п<окаяни>е о з<еленой> кор<обочке —> я виноват[55]? Сердце что то ослабло. <...> Но не пугайтесь, дор<оги>е мои!
     Г<осподь> с’ в<ами>. Простите.
     28/IX Люб<ящий> тебя дядя.

* * *

     45.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     <...> Прошу [Валю[56]] прислать мне: сведения — какия есть, — о бол<езни> Pellagra[57] [кратк<ую> фармакологiю или — гнозiю[58] — стар<ое> или нов<ое> изд<ание>]. *) матерьялад<ля> кэпки [<...>] — П. А. — он тебе кл<аняет>ся [узкiй ремешок для нар<ужной> рубашки]. А. Н. уехал к’ о<тцу> Ник<олаю>[59].
     Вс<ем> тв<оим> д<омашним> — Б<ожие> Б<лагословение>. Простите. Я пока жив и сравн<итель>но здоров в<ашими> м<олитвами>.
     21/II 37 г. Люб<ящий> тебя тв<ой> дядя. <...>

* * *

     54.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя съ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Вчера (17/IV) получил тв<ою> грустную открытку от 9/IV. К<а>к тв<ое> здоровье? К<а>к горлышко т<вое>? Т<воя> мамаша приходила, видно, за м<олитвами>[60]... Справляетесь ли вы в’ + <= Красном кресте> и где надо: это полезно делать чаще — “ц<арство> Б<ожие> силою берется” (ср. Мф 11:12) и пр., но сейчас все обстоятельства складываются, к<а>к будто нарочно, против нашей воли, т<а>к что сбываются слова: “егда же с<илою> ин тя пояшет и в<еде>т аможе не (ах, к<а>к трудна и горька эта приставка!) хощеши (ср. Ин 21:18)!<”> Ах, agata mi stbolin<ka>... <= дорогая моя стволинка[61]> зачем т<ы>, начиная съ 28/II в<е>ч<ера>, и до сих пор скорбишь: от’ этого, ведь, и я болею оч<ень>. <...> И “чер<то>га” и “светлостей”[62] я опять лишен!
     Г<осподь> с в<ами>. Простите.
     18/IV Люб<ящий> тебя тв<ой> дядя.

* * *

     55.     +
     Христосъ Воскресе!
     Очистимъ души наши — да просветитъ Онъ ихъ светомъ Своего Воскресенiя!
     Поздравляю всехъ съ светлымъ Праздникомъ праздниковъ!
     Простите и помяните гр<ешна>го Agafon’а <= Агафона>.
     8/IV ст. ст. 37 г. Особо прив<етству>ю Pyrg’a, В<ладыку> Г<урi>я, О. З<осиму>, д<едушку> П<етра>.

     # Дорогая и родная плем<янни>ца, Варя с’ домашними тв<оими>, здравствуйте!
     Примите вышеписанное поздр<авлени>е к<а>к восклицание любящей вас души. Простите, что запоздал. Душа, будучи оставлена “одна” (“и ждах соскорбящаго и не бе, и утешающаго — и не обретох...” (ср. Пс 68:21) к<а>к было с’ Ним во оном приснопамятном Саду садов (Мф 26:37–38,40; Мк 14:33–34,37), но это лишь малое и ничтожное подобие и вернее — скорбь м<оего> уныния), скорбит и за вас и за себя... Но еще раз простите, что пишу о скорби в’ пасх<ально>м письме: я извиняю себя тем, что я еще в’ страстных днях, а вы, по получении сего, будучи в’ пасх<альны>х, не скорбите, но сорадуйтесь Воскр<есше>му, изрекшему ж<енам> м<ироносица>м: “радуйтеся” (Мф 28:9)[63]. На днях был у м<еня> В. А., я узнал его взгляд о посещении мамы М. Е<впраксией> — вз<гля>д полож<ительны>й, только на меньший срок... (к<а>к [бы] прош<лый> год — 8, 9/V ст. ст.). <...> Balu <= Валю> п<oзд>р<а>в<ля>ю hmera tu Ag<ios> Barsonofi’a <= с днем святого Варсонофия>[64].
     Люб<ящий> тебя тв<ой> дядя.

* * *

     59.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Неждано <sic!>, негадано — к<а>к говорят — 13/V получил т<вою> посылку от’ 7/V, к<а>к будто она откуда свалилась... т<а>к быстро! а теперь мне понятно: она прилетела с’ им<енинного> стола упавшаго Pyrg’а (13/V=30/IV)[65]! О, Purже, Purже, к<а>к ты ускоряешь течение твое, да не скажу в’ безумии: “зачем?” ибо такова воля Творца! Сегодня (16/V) получил тв<ое> письмо [с’ конв<ертами>] (без’ числа) и скорбную от<к>р<ыт>ку от’ 11/V а за все — и за пос<ыл>ку и за письма — благодарю! А также бл<агода>рю за [тв<ою>] заботу о могилках. Догадается ли собрат Pyrg’а подарить ему то, что я получил 17/I[66]: ведь ему давно хотелось получить... не медлите. Сухарики кушать чаще пока дв<ои>м — Е<впраксии> и К<сении>[67]. <...> Pyrgу З<осиме> кл<аняю>сь[68], прошу прощ<ени>я и бл<агословени>я [и св<ятых> от<ечески>х м<олитв>.] Особо бл<агода>рю [т<ебя> и Валю] за: “радость рад<ости> не связася, ниже ск<орбь> ск<ор>би соединися”[69] и пр.
     Пр<ости>те. Сами с<ебе>, др<уг> д<руга> и пр.[70] Бл<агословение> Г<осподне> на в<сех> в<ас>.
     16/V 37 Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.

* * *

     60.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Хотя в’ прош<лом> письме пред<ание>м и покорением ума и сердца в’ в<олю> Б<ожию> и заградил уста ропотливости, [но][71] [однако] потребно было дать т<ебе> слово (“чтобы читать спокойно”), и всетаки, по получении т<воего> скорбнаго письма (от’ 16/V) — 20/V, только сегодня [(23)] могу более или менее исполнить данное т<ебе> слово — не только читать, но и писать спокойно. Итак, “откуда начну?..”[72] оторвалoсь <sic!> часть души м<оей>! Рана эта от’ продолжител[ь]ности дней будет не заживать, а бередиться каждым днем — от’ лишения удовлетворения потребности в’ нем... Но Kyrie, Kyrie <= Господи, Господи>, да не изрекут уста м<оя>: “Г<осподи>, сей же что?” чтобы и м<не> не услышать укорительное: “что тебе, ты по Мне гряди (ср. Ин 21:22)!”
     Pyrg не умер, но [уш][73] [жив и] продолжает путь, которым и шел, это путь “к’ Живому Богу” (ср. Пс 41:3) — [(праздновать)][74] [он отошел] Ему “поклониться радующеся” (ср. Мф 28:9) и праздновать Пасху вечную. Но [он] не мимоиде и м<оего> убогаго ложа[75] (около 4 ч<асов> по п<о>л<у>д<ни> 5/V ст. ст.), поцеловал м<еня> в’ рамена (после м<оего> поучит<ельного> слова ему — умом и сердцем — о нашей любви к’ Б<огу> — к<а>к “живому”) и 3 р<аза> [мы] облобызались во уста и еще он к<а>к то весь вытянулся (и устами) и с’ особенной благодарностью облобызал в’ 4-й раз м<еня> во уста! и я проснулся... Это было в’ Зос<имовском> хр<аме> Вс<ех> Св<ятых>. А пред’ сим я встретил двух Великих (о. и<гумена> Герм<ана> и о. Мелх<иседека> — Ев<ангельского> ст<ар>[ца] Pyrg’а), но подробности лично (после 40го дня) — Г<осподь> б<лагословит> — тогда [хотя побаиваюсь сдел<ать>ся сибиряком[76]] все и снимки с’ Pyrg’а привезешь[77]. <...> Зос<и>мушка, попаси, родной, не оставь[78]! Все в’ смысле: “Призри с’ н<ебе>се Б<оже> и в<иждь>”[79] (“призри”, “посети”, “утверди” и все это в<иногра>д Твой, а не мой или чей либо...). Письмо от 11/V, к<а>к и пос<ыл>ку от 7/V получил, о чем писано в’ свое время. Где о. Ерм<оген>[80]? Страдаю от’ отсутствия сол<еной> рыбки, и — [финансов] мало сухарей (ч<ерных> и б<елых>). В’ деле В<асилия> Дм<итриевича> пред<аю>сь в<оле> Г<оспода> м<оего>, но вы покрепче, покр<еп>че <молитесь>... Бл<агода>рю Г<оспода> за в<аши> труды. Г<осподь> т<ебя> пр<остит>. Простите. Пришли бум<ажные> носки и конв[е]рты. Давно не слыхал о д<едушке> Гур<ии>.
     23/V 37 г. Люб<ящий> тебя тв<ой> дядя <...>

* * *

     62.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Получил я от’ т<ебя> и деньги (20 р<ублей>) — благодарю, а теперь жду письмеца. Я что-то частенько стал болеть головой со рвотой желчью (к<а>к бывало) — повидимому на нервн<ой> почве — различ<ные> волнения... кишечник бывает причиною, но не так часто, к<а>к раньше. <...> Наконец-то вчера (8/VI) дождался и письмеца, уж оч<ень> ты редко пишешь... З<осиму>шку благодарю за послушание р<абу> Б<ожию>. А на Арх<иерея> Б<ожия> роптать нельзя, д<едушка> Г<у>р<ий> ст<аре>ц строгий, кормит твердой пищею, а сиротки мал-мала меньше — им требуется [пока не подрастут] еще молочко и люб<овная> рука мамаши (ср. 1 Кор 3:1–2; Ев 5:12–14)... А для м<еня> словечко д<едушки> Г<урия> — м<не> любо — спасиБо! Какая т<ы>, Варинька, непонятливая: сон о Pyrg’е был виден 5/V 37 г. ст. ст. Заботливость родных Елиз<аветы> м<еня> радует, а Ел<и>з<аветино> молчание печалит. <...> О т<воей> поездке можно бы думать, е<сли> Г<осподь> б<лагословит>, около 8/VI ст. ст. (но б<ез> т<воего> согласия эта дума недействительна, а ты пока молчишь<)>. Федю приветствую и прошу б<лагословения> и м<олитв>[81]. Г<осподь> с в<ами>. Простите. С’ завтр<ашни>м Праздн<ико>м! Конв<ер>ты хороши.
     9/VI 37 г. Люб<ящий> тебя тв<ой> дядя.

* * *

     63.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Вчера (28/V ст. ст.) [ввечеру] получил в<аше> поздр<авительное> письмо (от’ 4/VI) с’ мам<иной> карточкой[82], за что оч<ень> благ<ода>рю, но к<а>к то жалко ее, что [она] хотя карточкой попала туда, где оч<ень> часто — в’ безумии — и это, м<ожет> б<ыть>, послужит оправданием, т<а>к поносится, т<а>к унижается дорогое имя матери и слышатся проч<ие> “безумные и богомерзкiе глаголы”[83]! О, Боже, мой! О, Боже, мой! От’ этаго мои страдания, моя болезнь увеличиваются... но за все бл<агода>рю Тя, Г<оспо>ди!
     Бл<агода>рю т<ебя> за слово утешения, только не смущайся: Pyrg приходил ко мне, а не за мной — по чувству сердца — и целовал м<еня>, приветствуя и благодаря за м<ое> поучение<.> Окно настоят<ель>но чините. Ж<ене> полезнее не скорбеть, а иметь “усталость” — к<а>к сказано: “виждь с<мирени>е и тр<уд> м<ой> и ос<та>ви в<ся> г<рехи> м<оя>”[84]. Ел<изавете> — бл<агословение> и благож<елани>е в’ путь. Вы вдвоем с’ т<етей> Кс<енией> — “ту Есмь п<осреди> их” (ср. Мф 18:20) — желаю в<ам> успеха. Машу прив<етству>ю, бл<агода>рю и бл<агословля>ю на поездку.
     Бл<агословение> Г<осподне> на вс<ех> в<ас>. А Валя едет? Простите. Зах<ва>ти клюкв<енный> экстр<акт>.
     11/VI Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.

* * *

     73.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Воскр<есный> прокимен на утр<ене> гл<ас> VI[85], ибо “обыш<едш>е об<ыдо>ша н<ас>”[86], а в’ общем — песнь VII 3х отр<око>в (см. <службы> 2, 3, 4 суб<бот> В<еликого> П<оста>)[87]. С’ пр<аздником> Пр<еображения> Г<осподня> и с’ Петр<а>ми (7, 8/VIII)! Надежды на избавл<ени>е с’ челов<еческой> . <= точки> зрения почти нет, а “у Бога — вся возможна суть (ср. Мф 19:26; Мк 10:27)!” Т<а>к верили и 3 отрока, яже о Азарiи, иже попраша пламень дерзновенно[88]. Мы далеки от’ суетных ученiй века сего, нам дорого одно: “Бог явися во плоти, оправдася в’ Дусе” (1 Тим 3:16), нам радость и веселiе сердца: исповедывать Господа Iисуса Христа во плоти пришедша (ср. 1 Ин 4:2; 1 Ин 4:3; 2 Ин 1:7), в’ этом все и вся суть и цель нашей жизни — “Слава Тебе, Христе Боже, апост<оло>в похвало и мучен<ико>в веселiе, ихже проповедь Троица Единосущная”[89]! Примите это умом и сердцем и буд<ь>те тверды, не стыдясь лица человеческаго.
     Г<оспо>ди, Ї<ису>се, Хр<ис>те, призри на ны и помилуй ны!
     16/VIII Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.
     P. S. Мы в’ сердце пред’ Богом сознаем и чувствуем себя во всем виновными и грешными, — пред’ властьми же мiра сего ни в’ чем же прегрешихом.

* * *

     79.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     <...> Дело с’ д<едушкой> Г<урием> для м<еня> — скорбь на скорбь[90]! Особо, как и всегда, благодарю Вас<илия> Д<митриевича> за его скоропоспешность... А Мишу не оставляй безпризорным... нельзя ли ему ужиться с’ А. А.? а то уж оч<ень> неприятно, что их немирствием не освящается память о. Р<омана>[91] и м<оему> сердцу оч<ень> больно — ведь они для м<еня> не чужия и, если я для них такой же, то пусть во что бы то ни стало возымеют между с<обой> благочестный мир, основанный на взаимной уступчивости. Ведь есть Всев<идящее> Око! <...> “Волнующася ж<итейскою> б<урею,> ко стези м<я> п<окаяни>я н<апра>ви”[92] — это м<ое> единствен<но>е желание (ирм<ос> IХ п<есни> — “Весь еси ж<елание,> в<есь> сл<адость>”[93]), но, вер<оят>но, еще не готово kardia <= сердце> (Etoima, etoima kardia emos... <= готово, готово сердце мое (ср. Пс 56:8; Пс 107:2)> [В<арсонофия>! — к<а>к пр<а>в<иль>но и к<а>к далее?]) На сем месте юрист читал м<не>, сост<авлен>ную от’ м<еня> просьбу к’ Нач<альнику> Кол<онии> о возбуждении ходатайства о помиловании. Будущее все в’ р<уках> Б<ожиих>. К<а>к твое окно? К<а>к Ж<еня>? К<а>к здоровье Ф<едора> Ф<едоровича>? — низко ему кл<аняю>сь и прошу <молитв>, а также и в<сех> в<ас>. Простите. Из’ мiра и мира желаю вс<ем> мира. К<а>к твоя работа? И<ван> Т<имофеевич> кл<аняет>ся.
     1/ХI 37. Люб<ящий> т<ебя> твой дядя.
     Вчера (1го) неожиданно получил т<вою> открытку (от 26/Х), и... напугался — от’ перемены формы письма и неожиданности получения! .......................[94] , все благополучно! Только наш страдалец, Ф<едор> Ф<едорович>, продолжает страдать... — это “очень печально!” ........................... А тебя, Варинька, бл<агода>рю за тв<ои> неусыпныя заботы о старике, недостойном и памяти. Пр<ости>те.
     2/ХI

* * *

     88.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     20/VI получил тв<ое> письмо от’ 13/VI и благодарю за поздр<авлени>е и пожелание, а прошу прощения за неутешит<ельно>е м<ое> письмо — пр<ости>. Приветствую тебя уже отдышавшую чистым воздухом ..................................... Пос<ыл>ку с’ лек<арствами> еще не получал. Оч<ень> утешился Ч<истыми> и Честн<ыми> Устами[95] — сп<аси>Бо! Уже около 10 дней сижу с’ завязанными руками — получил ожег <sic!> [(с’ нарывами)] от’ солнца 13/VI в’ 11 час<ов> д<ня> — во время пути остановился 2 р<аза> минуты на 2, на 3 — лечу примочками перекиси марг<анца> — воспаление еще есть[96]. Ф<едору> Ф<едоровичу> кланяюсь к<а>к и вс<ем> вам. ................................................................... ............................................................................................................................... ............................................................................................................................... .................................................................пр<ости> за сам<оо>пр<авдание>. И<ван> Т<имофеевич> кл<аняет>ся. К<а>к будто разрешены свидания, но только рабоч<им>, а нераб<очим> только на вахте, что будет в’ конце июля. К<а>к чувствуешь себя и т<етя> К<сения> после отдыха — ..........................................
     Простите.
     23/VI Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.

* * *

     92.     # Дорогая и родная плем<янни>ца моя, Варя с’ дом<ашни>ми тв<оими>, здравствуйте!
     Получил (13/VIII) тв<ое> письмецо от’ 7/VIII и благодарю. Я посылал тебе письма: в’ ответ на тв<ою> открытку и около 5/VIII. Радуюсь, что ты поправилась св<оим> здоровьем, что же, в’ твои года и неудивительно, вот, в’ мои года здоровье возстановляется уже труднее: так [солн<ечный>] ожог*) рук с’ 13/VI не может зажить до сих пор, а наоборот, действие солн<ечных> лучей в’ м<оем> организме все увеличивается — т<а>к за последнее время (в’ послед<нюю> жару) стало делаться кружение головы[97] при б<олее> или м<енее> продолж<ительном> стоянии — стремление падать*) назад, а при ходьбе — через’ 30 шагов падаю в’ перед*) [вот, и вспомнишь слова: “стой, Дагон, не падай!” (ср. 1 Цар 5:2–4)] и все пред’ своей совестью даю обещание, что вот, вот, положу начало самолечению движением, а на деле — все*) только собираюсь, да в’ оправдание св<ое> скажу, что от’ головокружения принимаю капельки — пом<олись>. Кланяюсь Ф<едору> Ф<едоровичу> и пр<ошу>. <...> Воздух сделался холодным, особенно ночью. Лизино [не] желание (к<а>к вероятно и мамы) по меньшей мере безразсудно, чтобы не сказать [а хочется...] — вредно. Д<ядя> и И<ван> Т<имофеевич> кланяю<тся.> В’ прошед<ших> письмах поздравлял со мн<огим> чем следует, а теперь с’ 15, 16/VIII. К<а>к здоровье Оли [молочко пьет?] — поправляется? ли. Простите.
     16/VIII Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.
     *) Все это разстройства питания — наконец-то на 4-м году жизни в’ заключении — об’явшия меня и к<а>к удастся справиться с’ ними — не знаю. Руки горят, во рту тоже горит с’ кружением головы и наконец, горит [per][98] anus <= задний проход> при неприятн<ом> ощущении... пом<олись>.
     Вчера (17/VIII) получил [благодарю, бл<агода>рю!] посылку, но почему-то одежную вперед, а о продуктовой еще пока ничего не слышно. Тебе с’ М<ишей> [конечно, если ничего препятствую<щего> не случится в’ те дни —] после 15/VIII с. с<тиля —> Г<осподь> б<лагословит —> можно исправлять стопы <...> // <...> Побольше овощей [и мелочи] (пом<идоры> — зел<еные> и кр<асные>, огурцы — св<ежие> и сол<еные)> и еще что-нибудь витаминное. Прости. О пересылке денег в’ посылке (см. прош<лое> письмо) — была конечно шутка.

* * *

     93[99].
     Здра<в>ствуйте и< >родная. племян<н>ица моя варя и з< >домашними твоими. здра<в>ствуйте. что то от тебя долго не< >было пис<ь>меца. жива< >ли ты здорова. Я нахожус<ь> на старом месте я< >нeкуда <sic!> с< >него не< >трогалсa. здоровье мое как прежде еще прибавилис<ь> две болезни сер<д>це и< >кишки не< >в< >порядке. помяните моя болезни жду твоего приезда если возможно. простите.
     30/VIII Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя.

* * *

    94.     дорогая и родная племян<н>ица моя варя. и з< >домашними твоими здра<в>ствуйте. Я жив но здоровье мое слабовато страдаю кишками упадком обчева питанья. чем дело кончитса не< >знаю. но пути человеческия исправляяй [исправляя][100] вся [весть] [влсть.][101] помяните в скорбях нуждах в болезнях и пом<олитесь>. Простите[102]
     1938 года 5-го сентября
     Люб<ящий> т<ебя> тв<ой> дядя[103].

* * *

ст<их> гл<ава>">

     Мир дальным Мир ближним мир всем любителям сего мира носителям по мере сил старался быт я, [к сему миру хощу отити и] — этот мир оставльяю вам этот мир) — см. Ев<ангелие> ст<их> гл<ава>


Этот материал продолжает серию публикаций из истории Высоко-Петровского монастыря эпохи гонений: Монахиня Игнатия (Петровская). Высоко-Петровский монастырь в 20–30 годы // Альфа и Омега. 1996, № 1(8), сс. 114–135; Автобиография и письма архиепископа Варфоломея (Ремова) // Альфа и Омега. 1996, № 2/3 (9/10), сс. 361–378. Мы рассчитываем на знакомство читателей с названными документами и потому опускаем некоторые положения, важные для понимания эпохи, но в них уже достаточно освещенные.

[1] Все даты, кроме специально оговоренных, – по старому стилю.

[2] В книге «Старчество на Руси», с. 215 ошибочно указана другая дата. Ср. Там же. С. 241.

[3] Значок из врачебной практики, означающий Cum Deum = ‘с Богом’ (лат.); то есть “#” часто заменяет в письмах о. Игнатия “†”.

[4] Монахиня Евпраксия (Варвара Сергеевна Трофимова; *1901–†1979) происходила из московской купеческой семьи. Прихожанка Высоко-Петровского монастыря с 1923 г., регент левого хора. Одна из немногих тайно постриженных сестер, открыто несших церковное послушание. Как старшая среди них по постригу, по благословению о. Игнатия, организовывала жизнь общины (ср. “Чтобы легче и плодотворнее было общение, батюшка <Иннокентий> благословлял держаться группками. Кто-то в них был если не ответственным, то хотя бы в курсе дел членов группки: знал адреса, место работы, положение в семье и т. д.”. — Пыльнева Г. А. Воспоминания о старце Зосимовой пустыни иеросхимонахе Иннокентии. М., 1998. — С. 33–34). В конце жизни регент в хр. Покрова Богородицы на Лыщиковой горе. В официальных документах была представлена племянницей о. Игнатия, и потому могла посещать его в местах заключения. Ей же адресованы его письма, обращенные ко всем близким духовным детям.

[5] Из Бутырской тюрьмы.

[6] Владыка Варфоломей (Ремов), который на тот момент был уже расстрелян (см. “Дополнение” к гл. “Зосимова пустынь и старчество”).

[7] Иеродиакон Филарет — духовный сын о. Игнатия, находившийся в заключении. См. о нем Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь... — С. 126–127.

[8] Монахиня Агафона (*ок. 1903–†ок. 1963) — духовная дочь о. Игнатия, певчая левого хора Высоко-Петровского монастыря. В последние годы помогала старцу по хозяйству, во время ареста о. Игнатия случайно оказалась у него дома и была арестована вместе с ним и сослана в Казахстан.

[9] Иеромонах Иоасафиеродиакон Косьма — иноки Высоко-Петровского монастыря, последний — постриженник еп. Варфоломея. См. о них Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь... — С. 123, 125–126.

[10] Вера Александровна Голицына (*ок. 1885–†ок. 1960) — духовная дочь о. Игнатия из знаменитого дворянского рода. См. о ней Монашество последних времен. — С. 105.

[11] Монахиня Досифея (Вера Николаевна Сапфирская; *ок. 1898–†ок. 1992), далее: Вера-художница, в мантии — м. Иоанна. Духовная дочь о. Игнатия, в этот момент находившаяся в лагере на р. Яе. См. о ней Монашество последних времен. — С. 98–99, 109, 145.

[12] Т. е. кто еще арестован.

[13] Фаня (Феофания; м. Афанасия), духовная дочь о. Игнатия, в квартире которой он жил и был арестован, вскоре после этого была сослана в Кзыл-Орду (Казахстан). Перед высылкой успела получить книги, иконы и некоторые предметы обихода о. Игнатия; часть из них хранится у м. Игнатии.

[14] В Арзамасе находился знавший о. Игнатия архиерей. Судя по упоминаниям в последующих письмах, это был архиепископ Гурий (Степанов; *1880–†1938), друг о. Игнатия со времени его жизни в Казани. Архиеп. Гурий — один из ближайших духовных сыновей преп. Гавриила (Зырянова), выпускник Казанской Духовной академии, автор трудов по буддизму и этнографии монгольских племен. 26 января 1920 г. рукоположен во еп. Алатырского, в 1923–1924 гг. — управляющий Петроградской епархией, неоднократно арестовывался, в 1924–1930 гг. — в Соловецком лагере. С 1930 г. — архиеп. Суздальский, в 1932–1935 гг. — в заключении. В 1938 г. расстрелян под Новосибирском.

[15] Т. е. вл. Варфоломея.

[16] Здесь и далее — конец страницы в письмах, публикуемых по оригиналу.

[17] В Оренбурге в ссылке в это время находился зосимовский старец Иннокентий. См. гл. “Зосимова пустынь и старчество”.

[18] Все это — соузники.

[19] Имеется в виду игумен Митрофан, старец Зосимовой пустыни и Высоко-Петровского монастыря. См. гл. “Зосимова пустынь и старчество”.

[20] Александра Васильевна (ниже: Саша) — одна из старших сестер. См. о ней Монашество последних времен. — С. 99–100. Не все письма о. Игнатий отправлял по адресу м. Евпраксии. На почтовых карточках (конверты не сохранились) встречается и адрес В. Д. Малахова (см. ниже).

[21] Матерью зд. названа м. Евпраксия.

[22] Статьи 20 пункт ж) и 35, 36 УК РСФСР предусматривали в качестве “меры социальной защиты” “удаление из пределов РСФСР или из пределов отдельных местностей”. Обычно, осужденный не имел права жить в ряде крупных городов. См. Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 1 июля 1935 года. М., 1935. — С. 9, 13–14.

[23] Епископ Алексий (Сергеев; †1968), по воспоминаниям прихожан Петровского монастыря, сыграл роковую роль в жизни их общины. Рукоположен во еп. 20 мая 1935 г. См. Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь... — С. 125; там же, прим. 1; Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Церкви. 1917–1997. М., 1997. — С. 721.

[24] Т. е. митру, т. е. сан архимандрита. Игумен Митрофан, старец Высоко-Петровского монастыря, отказываясь от этого сана, сказал вл. Варфоломею: “Нет уж, владыка, ты на меня эту шапку не надевай” (сообщено О. А. Кавелиной).

[25] Об оо. Никите и Зосиме см. гл. “Зосимова пустынь и старчество”.

[26] Начальные слова молитвы Великого освящения воды. См. служба Святого Богоявления (Минея, 6 января).

[27] Приписка внизу первой страницы.

[28] Приписка внизу второй страницы.

[29] Своими добрыми знакомымидомашнимиродственниками и т. п. о. Игнатий называет своих духовных детей.

[30] Возглас “Призри с небесе, Боже, и виждь, и посети виноград сей, егоже насади десница Твоя” (ср. Пс 79:15–16) входит в чин Литургии при ахиерейском служении.

[31] Священник в Арзамасе, у него о. Игнатий предполагал поселиться в случае освобождения.

[32] “Надеющиися на Господа, уподобишася горе святей; иже никакоже движутся прилоги вражиими” (ср. Пс 124:1). — Октоих. Глас 2. Утреня воскресная, антифон 3.

[33] Приписка внизу первой страницы.

[34] Ср. “Где сброшу с себя это тело? Где встречу свой конец? Какая земля, какая страннолюбивая могила укроет меня в себе? Кто положит перст на мои померкающия очи? Благочестивый ли и друг Христов, или один из зловерных?”. — [Свт. Григорий Богослов.] К себе самому в вопросах и ответах // Творения иже во Святых Отца нашего Григория Богослова, архиепископа Константинопольского. В 4 тт. М., 1844–1851. Т. 4. — С. 326–327. Приведенными словами начинается сохранившаяся выписка из произведения свт. Григория, присланная о. Игнатию.

[35] О. Игнатий, больной паркинсонизмом, постоянно нуждался в посторонней помощи, которую, обычно, ему оказывали соседи по лазарету. Иван Михайлович — первый помощник о. Игнатия.

[36] Монахиня Авраамия (Мария Философовна Лебедева; *1851–†1935) — мать о. Игнатия. Умерла в ночь на Рождество.

[37] Т. е. с Рождеством Христовым. Далее о. Игнатий точно воспроизводит ирмос 3 песни второго канона на Рождество (см. Минея. Декабрь, 25-е), расширяя и дополняя его своими вставками.

[38] Елена Николаевна Рожина (*ок. 1900–†ок. 1980), Нина Александровна Кенарская — близкие духовные дочери и тайные постриженницы (имена в монашестве установить не удалось) еп. Варфоломея, с 1934 г. жили в одном доме со своим аввой и выполняли его поручения, арестованы вместе с ним 21 февраля 1935 г., освободились ок. 1940 г. Затем Е. Н. Рожина до конца жизни была псаломщицей в приходской церкви г. Ряжска (Рязанская обл.).

[39] Приписки внизу страницы. К письму был приложен не дошедший до нас рисунок яичка с буквами ХВ на нем и надписью под ним: “Светоносная ночь Великой Пасхи (15/IV 35 г.)”.

[40] Т. е. ‘с таким обвинением, как у него, долго находятся в тюрьме без приговора’, т. к. следствие идет долго. Судя по воспоминаниям, то, что вл. Варфоломей обвинялся в “контрреволюционной деятельности и связи с заграницей”, было известно членам его общины. Архиеп. Варфоломей был расстрелян 10 июля 1935 г. Видимо, об этом м. Евпраксия говорила старцу при свидании. Ср. прим. к письму 1.

[41] Иеромонах Герман (Борис Иванович Полянский; *ок. 1900–†ок. 1939) — сын священника-миссионера, ближайший духовный сын еп. Варфоломея. В монашество пострижен ок. 1926 г., духовник Высоко-Петровского монастыря. Арестован в 1933 г., находился в лагере под Мариинском, расстрелян. Сестра о. Германа посещала его в заключении. См. о нем Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь... — С. 125.

[42] Монахиня Ксения (*ок.1893–†1979) — духовная дочь о. Игнатия, певчая левого хора Высоко-Петровского монастыря. М. Евпраксия и м. Ксения — первые тайные постриженницы о. Игнатия.

[43] Имеется в виду: Осипов В. П., проф. Руководство по психиатрии. М.–Л., 1931. — 596 стр.

[44] Ср. “И где прочее иное обрящу заступление? камо прибегну? где же и спасуся? кую теплую возъимам Помощницу”; “К кому прибегну иному Чистая? где притеку прочее и спасуся?”. — Октоих. Канон <...> Пресвятей Богородице <...> Феодора Дуки Ласкаря, песнь 4, 9.

[45] Т. е. была украдена.

[46] Не удалось установить, о каком событии писала старцу м. Евпраксия.

[47] Приписка внизу первой страницы.

[48] “Господь крепость людем Своим даст, Господь благословит люди Своя миром. Стих: Принесите Господеви сынове Божии; принесите Господеви, сыны овнии”.

[49] Отребие — ‘негодные остатки от чего-нибудь’. — Словарь церковно-славянского и русского языка, составленный Вторым отделением Имп. Академии наук. Т. 1–4. СПб., 1847. Т. 3. О–П. — С. 125. Очевидно, о. Игнатий жалуется на “отрубевидное шелушение” кожи, одно из проявлений пеллагрической эритемы, поражающей прежде всего кожу лица, тыла кистей рук и стоп, голеней, коленей, предплечий, груди (на плоти). См. прим. к письму 45.

[50] “Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою. Постави на камени нозе мои, и исправи стопы моя. Восхвалятся преподобнии во славе, и возрадуются на ложах своих. Пойте Господеви преподобнии Его и исповедайте память святыни Его, во всех людех чудеса Его” (Пс 39:2–3; 149:5; 29:5; 95:3).

[51] Ср. “Христос действует иначе: Он не снимает тернового венка с возлюбленного Своего, потому что так венчаются в цари небесного царства, но посылает в душу благодатную сладость, залог предвкушения вечного блаженства, — и пред лицем сей сладости исчезают временные скорби — по крайней мере много притупляется острие их”. — Письма аскета: (Из переписки архим<андрита> Игнатия Брянчанинова с С. Д. Нечаевым) // Христианское чтение. Вып. 3. Май-Июнь. 1895. — С. 588.

[52] Второй помощник о. Игнатия, видимо, из отбывавших срок по уголовной статье. Занимал незначительный пост в лагерной администрации. Раскрыть инициалы не удалось.

[53] В ней о. Игнатий хранил Св. Тайны.

[54] Cто частиц Св. Даров. Ср. прим. к письму 10.

[55] Грех священника, связанный со Св. Тайнами, их утратой или небрежным с Ними отношением, может разрешить только епископ.

[56] К м. Игнатии, профессионально связанной с медициной, старец обращался с вопросами из этой области. Она же, единственная из сестер изучавшая греческий язык, расшифровывала греч. фрагменты в письмах старца.

[57] Пеллагра (от итал. pelle agra — ‘шершавая кожа’) — болезнь, обусловленная недостатком в организме больного никотиновой кислоты, а также других витаминов группы В. Возникает “при несбалансированной диете с преобладанием углеводов”, т. е. при недоедании. Характеризуется атрофацией эпидермиса и слизистых, почти всех внутренних органов, особенно органов пищеварительной системы. См. также прим. к письмам 22, 27, 72, 88. Часто влечет за собой тяжелые психопатологические осложнения с психопатоподобными изменениями личности: астенические расстройства, сумеречные помрачения сознания (особенно в вечернее и ночное время), затяжные психозы, апатический ступор — полное безразличие к своему состоянию и к окружающему. В качестве лечения назначается прием больших доз никотиновой кислоты и нормальное белковое питание. В прошлом официально заявлялось, что “в СССР пеллагры нет”.

[58] Фармакологияфармакогнозия — науки, изучающие действие на организм лекарственных соединений. Фармакология изучает действие химических соединений вообще, фармакогнозия — соединений растительного и животного происхождения. Зд. — описание лекарств соответствующего происхождения, применяемых для лечения данной болезни.

[59] Приписка в конце абзаца.

[60] Видимо, монахиня Евпраксия писала старцу, что он ей приснился.

[61] Это обращение навеяно воспоминанием о кончине старца Зосимы Верховского (см. гл. “Старчество в других русских обителях”). В последние дни своей жизни старец Зосима, пил только через пустотелую ствоўлинку. Таким образом, о. Игнатий уподобляет м. Евпраксию стволинке, связывающей его с духовным “питием” — чадами.

[62] Ср. “Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам да вниду в онь (ср. Мф 22:11–12): просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя”. — Триодь Постная. Ексапостиларий Страстной Седмицы. Очевидно, светлости зд. — “брачная одежда”, хотя в богослужебных текстах светлостью иногда называется завеса Иерусалимского храма: “Раздрася церковная светлость, егда крест Твой водрузися на лобнем, и тварь преклоняшеся страхом”. — Октоих. Глас 3. В неделю утра, канон воскресен, песнь 8.

[63] Ср. “Аще и во гроб снизшел еси Бессмертне, но адову разрушил еси силу, и воскресл еси яко Победитель Христе Боже, женам мироносицам вещавый: радуйтеся! и Твоим апостолом мир даруяй, падшим подаяй воскресение”. — Триодь Цветная. Кондак Пасхи.

[64] М. Игнатия в рясофоре носила имя свт. Варсонофия, еп. Тверского (память 11 апреля, 4 октября ст. ст.), мощи которого почивали в Казани и которого о. Игнатий почитал как “своего покровителя в годы казанского жития”. См. Монашество последних времен. — С. 97.

[65] Кровоизлияние в мозг произошло у архим. Никиты 6 мая 1937 г., 12 мая он скончался.

[66] Постриг в великую схиму.

[67] Согласно практике петровских отцов, большинство прихожан и тайных монахинь, постриженных в рясофор, причащалось обычно один раз в месяц. Постриженные в мантию (как монахини Евпраксия и Ксения) причащались два-три раза в месяц. О. Игнатий в первые месяцы после принятия схимы причащался ежедневно, а во время заключения в лагере старался причащаться один-два раза в неделю. Ср. практику о. Алексия Мечева, во время голода 1921–1922 гг. благословившего своих прихожан причащаться на каждой Литургии, на которой они могли присутствовать (ср. Храм Николая Чудотворца в Кленниках. М., 1991. — С. 57–58; “Пастырь добрый”: Жизнь и труды московского старца протоиерея Алексея Мечева. М., 1997. — С. 342–343, 350 и др.).

[68] Здесь о. Игнатий называет столпом о. Зосиму.

[69] Источник цитаты, присланной старцу в письме, установить не удалось.

[70] Ср. “Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим”. — Последний возглас диакона на великой, просительной и малой ектеньях.

[71] Зачеркнуто.

[72] Ср. “Откуда начну плакати окаяннаго моего жития деяний; кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию; но яко благоутробен даждь ми прегрешений оставление”. — Триодь Постная. Великий канон преп. Андрея Критского, песнь 1.

[73] Зачеркнуто.

[74] Зачеркнуто.

[75] О. Игнатий рассказывает о своем сне.

[76] Т. е. ‘перевода в сибирский лагерь’.

[77] С умирающего и уже находящегося без сознания о. Никиты иеродиакон Феодор (Богоявленский), сделал карандашный портрет, фотографии с которого м. Евпраксия возила о. Игнатию.

[78] О. Игнатий передает о. Зосиме руководство своими чадами.

[79] См. прим. к письму 3.

[80] Иеромонах Ермоген — регент правого хора Высоко-Петровского монастыря. См. о нем Монахиня Игнатия. Высоко-Петровский монастырь... — С. 123.

[81] Иеромонах Феодор (Олег Павлович Богоявленский; *1905–†1943) — сын русского консула в Персии, духовный сын архим. Никиты, пострижен в монашество в 1929 г., в 1933–1936 гг. — в заключении на Дальнем Востоке, рукоположен во священника 19 июня 1937 г. Арестован в 1941 г., погиб в тюрьме.

[82] М. Евпраксия прислала старцу фотографию его матери, монахини Авраамии.

[83] Ср. “Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей хваляся осуждашеся; ов убо, очисти мя; ова же, помилуй мя, сей же величашеся вопия: Боже, бдагодарю Тя; и прочыя безумныя глаголы”. — Триодь Постная. Великий канон преп. Андрея Критского, песнь 9.

[84] Ср. “Виждь Господи смирение мое, и остави вся грехи моя” (молитва ко Св. Причащению преп. Симеона Метафраста, 4-я); “Виждь смирение мое, виждь труд мой елик, и грехи вся остави ми, Боже всяческих” (молитва ко Св. Причащению преп. Симеона Нового Богослова, 7-я).

[85] “Господи, воздвигни силу Твою и прииди во еже спасти нас. Стих: Пасый Израиля вонми, наставляяй яко овча Иосифа”. — Октоих. Глас 6. Утреня воскресная, прокимен.

[86] Ср. “Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им”. — Утреня, “Бог Господь”, стих 2 и др. стихи этого песнопения.

[87] 7-я песнь Священного Писания — Молитва святых трех отроков в пещи вавилонской (Дан 3:26–56; Дан 3:1–88 составляют пятнадцатую паремию Великой Субботы). В Высоко-Петровском монастыре при чтении канона библейские песни не опускались. В канонах (четверопеснцах) перечисленных о. Игнатием суббот Великого Поста прославляется подвиг мучеников-христиан, чей подвиг прообразует исповедание трех отроков.

[88] Ср. “Отроцы еврейстии в пещи попраша пламень дерзновенно, и на росу огнь преложиша, вопиюще; благословен еси Господи Боже во веки”. — Октоих. Глас 8. Утреня среды, пятницы, субботы, канон 2-ой, песнь 7, ирмос; утреня четверга, канон 1-ый, песнь 7, ирмос.

[89] Октоих, глас 7. Воскресная вечерня, стихира на стиховне. Ср. также тропарь мученикам, входящий в последования венчания, хиротоний, освящения храма.

[90] “В сентябре 1937 г. проведены были массовые аресты «церковников» в Арзамасе”. — Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Церкви. — С. 253.

[91] Речь идет о чадах старца, пришедших от о. Романа Медведя.

[92] Молитвы утренние. Молитва 7. Песнь ко Пресвятой Богородице.

[93] Ср. “Весь еси желание, весь сладость, Слове Божий, Девы Сыне, Боже богов Господи, святых Пресвятый. Тем Тя вси с Рождшею величаем”. — Октоих. Глас 2. В Неделю утра, канон Пресвятей Богородице (3-й), песнь 9, ирмос; в понедельник утра, канон 2-й, песнь 9, ирмос.

[94] Здесь и далее отточиями обозначены строки, вычеркнутые цензурой.

[95] В очередном письме духовные дети старца приводили следующие слова: “Рекоша чистая и честная уста: разлучения вам не будет, о друзи! Аз бо на Отчем вышнем престоле соседя, излию Духа, возсияти желающим благодать независтную”. — Триодь Цветная. Неделя Пятидесятницы. Утреня, канон (второй), песнь 1.

[96] “Пеллагрическую эритему может вызвать ряд раздражений, и прежде всего солнечное облучение”. “Эритема часто сопровождается образованием волдырей, к<ото>рые лопаются и оставляют мокнущие участки”.

[97] Тяжесть в ногах и в голове, головная боль, головокружение, а также жжение в полости рта и др. — симптомы пеллагры.

[98] Зачеркнуто.

[99] Два последующих письма написаны чужим почерком. Дополнения и исправления о. Игнатия отмечены курсивом.

[100] Зачеркнуто рукой о. Игнатия.

[101] Зачеркнуто рукой о. Игнатия.

[102] В оригинале читаются только две первые буквы этого слова. Реконструируется по копии м. Игнатии.

[103] Это последнее письмо о. Игнатия, посланное в Москву. Следующее было написано им незадолго до кончины на тетрадном листке и передано его соузниками м. Евпраксии после смерти старца. Духовные дети о. Игнатия восприняли его как “духовное завещание” своего отца (ср. Еф 2:17; Ин 15:27; 16:33 и др.). Дописать ссылку на Евангелие у о. Игнатия, по всей вероятности, не хватило сил.

 

© А. Л. Беглов, 1997

 
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #0556a1 #425187 #5f41ea